АВЧ (av4) wrote in arch_heritage,
АВЧ
av4
arch_heritage

Categories:

СЕНСАЦИЯ в мире МАВЗОЛЕЕВ-2: найденные постройки Жилярди

НАЧАЛО ПОИСКОВ

МАВЗОЛЕЙ КНЯЗЕЙ ВОЛКОНСКИХ в Новодевичьем монастыре (Москва)

Есть основания связать с творчеством Жилярди еще одно дошедшее до наших дней мемориальное сооружение, меньшего масштаба и значения, чем предыдущее, но близкое по жанру и знакомому авторскому почерку. Речь идет о часовне-усыпальнице князей Волконских в московском Новодевичьем монастыре.



Удивительно, что памятник, находящийся на территории одного из самых знаменитых и изучаемых русских монастырей, до сих пор не удостаивался специального внимания и, как следствие, серьезных исследований. В литературе о монастыре он обычно упоминается кратко (если вообще упоминается), оставаясь в тени других выдающихся сооружений этого ансамбля. (17) Памятник известен как усыпальница двух родственников, боевых офицеров, героев Отечественной войны 1812 года князей Дмитрия Михайловича (1770-1835) и Сергея Александровича (1786-1838) Волконских. У него нет точной датировки, обычно указывается первая треть или даже первая половина XIX в. Авторитетное издание «Памятники архитектуры Москвы» относит часовню к 1830-м гг., уточняя, что она поставлена над могилой князя Д.М. Волконского. Авторы характеризуют памятник как «пример архитектуры позднего классицизма, проявляющегося в перегруженности деталями». (18)



Вряд ли можно согласиться с подобной оценкой качественного (при всей миниатюрности) образца московского ампира, со всем присущим стилю набором композиционных и эстетических приемов. Камерное сооружение относится к характерному типу кладбищенской надгробной часовни, поставленной поверх склепа. Квадратная в плане, она объемно вписана в строгий куб, завершенный пологим куполом на низком цилиндрическом барабане. Монолитность и весомость миниатюрной форме придана часто встречающимся в ампире приемом трапециевидного уклона стен, из за чего в углах образовались клинчатые уступы.

Каждый из фасадов нарисован в виде уплощенной проекции характерных «египетских» пилонов с вставленными в их неглубокие ниши портиками двух канеллированных дорических пилястр. Линия стены по периметру очерчена «распластанными» треугольными фронтонами с выразительными акротериями на углах. Облицованные камнем поверхности скупо оживлены пластическими акцентами в виде повторяющихся резных крестов в венках, «Всевидящего ока» в сиянии и витиеватых пальметт в акротериях. Налицо высокий профессионализм архитектора, создавшего в малой постройке и с помощью минимального набора средств узнаваемую эмблему стиля ампир.




Д. Жилярди. Проект надгробной часовни. 1833 г. (?). Архив Нового времени (Мендризио, Швейцария)

В каталоге графики Жилярди из архива в Мендризио под №81 опубликован проект надгробной часовни, очень напоминающей сохранившийся в Новодевичьем монастыре мавзолей. (19) Это лист с фасадом и планом, на котором стоит пометка с датой – 1833. Простейший квадратный план совпадает с существующим памятником, но в рисунке фасадов есть отличия, самое заметное из которых в ином решении купольной части. Вместо изображенной на проекте ступенчатой формы памятник завершен кольцом барабана с венчающим его низким куполом.

И все же слишком многое в проекте указывает на очевидную связь нарисованного и реального мавзолеев. Помимо общей схемы фасада (на чертеже представлен только он), это практически совпадающий набор декоративных элементов. В постройке сразу же опознаются присутствующие на чертеже акротерии с точно такими же завитками пальметт и аналогичные равноконечные кресты в круглых венках, и даже несколько по-иному трактованные лучи с «Всевидящим оком» в тимпане фронтона. Кресты, правда, поменяли свое положение, переместившись из центра к углам и спустившись на уровень капителей пилястр. Видно, что с декором произошла некоторая перекомбинация, тем не менее, все его составляющие остались, и к ним даже почти ничего не добавилось, кроме карниза из иоников в основании фронтонов.





Несмотря на отмеченные разночтения, можно с большой вероятностью считать чертеж Жилярди проектом (или одним из вариантов проекта) сохранившейся на территории Новодевичьего монастыря часовни-усыпальницы Волконских. Типологически здесь снова, как и в бородинском храме, греческие формы соединены с римским «мавзолейным» куполом, только как бы в сокращенном виде, без объемного ордера. Подобных кладбищенских часовен проектировалось в эпоху ампира довольно много. Как на один из источников композиции, имевших влияние внутри итальянской школы, можно указать на погребальную капеллу Данте при равеннской церкви Сан Франческо, построенную по проекту Камилло Мориджи в 1780-1781 гг. На нее, например, очень похожа мемориальная капелла на вилле Вигони в Ломбардии, спроектированная в 1831 г. Гаэтано Бесиа. Схожие проекты есть и в графическом наследии Карло Амати.


Мавзолей Данте в Равенне. Арх. К. Мориджа.


Капелла виллы Вигони. Арх. Г. Бесиа. Литография 1831 г.

Учитывая известный факт работы Д. Жилярди для семьи князей Волконских над сухановским мавзолеем, данный сюжет, кажется, вполне укладывается в канву его творческой биографии и вроде бы не требует дополнительных подтверждений. Однако, как выясняется, сухановские Волконские и погребенный в Новодевичьем монастыре князь Д.М. Волконский принадлежали к разным ветвям древнего рода, так что вряд ли стоит настаивать на прямой зависимости одного заказа от другого. К тому же, часовня в Новодевичьем монастыре появилась значительно позже, спустя два десятилетия после сухановской усыпальницы. Вероятно, имели место некоторые другие обстоятельства привлечения Жилярди к этому замыслу, не через сухановских Волконских.

Жена Д.М. Волконского, Наталья Алексеевна (1784-1829), приходилась двоюродной сестрой М.М. Тучковой по линии ее матери, урожденной княжны В.А. Волконской. Существующая на чертеже пометка утверждения проекта с датой «1833» указывает на то, что он был готов как минимум за два года до кончины Д.М. Волконского и в силу этого вряд ли мог предназначаться для его усыпальницы. Среди погребенных в склепе под часовней значится имя супруги князя, умершей, как уже упоминалось, в 1829 г. Видимо, именно эта утрата и стала причиной постройки каменного мавзолея, а вовсе не случившаяся спустя 6 лет кончина князя. В таком случае заказчиком часовни над могилой жены должен был выступать еще сам Д.М. Волконский, а не его наследники.

Мы не знаем, был ли он лично знаком с Жилярди или прибегнул к рекомендации близкой родственницы покойной, М.М. Тучковой, до этого уже имевшей опыт постройки аналогичного сооружения на Бородинском поле. Генерал-лейтенант Д.М. Волконский, назначенный в 1816 г. сенатором в один из московских департаментов, практически постоянно живший с этого момента в Москве и наблюдавший за ее послепожарным восстановлением, вполне мог обратиться к Жилярди и без посредничества Тучковой. Так что пока конкретные обстоятельства связи заказчика и архитектора в данном случае не могут быть прояснены.

В каталоге проект часовни, как и еще один похожий, но более эскизный по исполнению, помещен в раздел проектов Доменико Жилярди, хотя отмечается близость манеры исполнения чертежа руке его двоюродного брата Алессандро Жилярди (1808-1871). З.К. Покровская упоминает оба чертежа как работы Алессандро. (20) Но и она, и авторы каталога указывают на очевидную стилистическую принадлежность обеих часовен творчеству Доменико, отводя его младшему родственнику роль исполнителя чертежей. В 1833 г. Жилярди-старшего уже не было в России, но проект мавзолея Волконских мог быть исполнен им раньше, между 1829 г., датой смерти княгини, и отъездом из Москвы в 1832 г. Не исключено, что именно Алессандро довелось реализовывать этот замысел, так же, как и в случае с усадебным мавзолеем Орловых в Отраде. Как бы то ни было, в Новодевичьем монастыре дошло до нас еще одно произведение талантливого семейства Жилярди.

ИКОНОСТАС ЦЕРКВИ ДИМИТРИЯ СОЛУНСКОГО (МАВЗОЛЕЯ КНЯЗЕЙ ВОЛКОНСКИХ) в усадьбе Суханово (Московская обл.)

Публикация графики Доменико Жилярди позволяет уточнить объем работы зодчего по храму-мавзолею Волконских в подмосковной усадьбе Суханово, возведенному всего лишь за один строительный сезон 1813 г. по заказу княгини Е.А. Волконской (1770-1855). Длительная дискуссия об авторстве этого выдающегося памятника завершилась рядом публикаций Е.А. Белецкой и З.К. Покровской, опознавших в проектных чертежах из Мендризио замысел подмосковного храма. (21)




Для Жилярди это была одна из первых самостоятельных работ, в которой он продемонстрировал усвоенные им в Милане принципы наполеоновского ампира и, как выясняется, оригинальную типологию подобных ансамблей. Римская по своим истокам тема ротондального храма, восходящая не столько к Пантеону, сколько к небольшим позднеримским мавзолеям (о чем писал В.В. Седов), (22) решена у него в характере кладбищенских комплексов Северной Италии, с их выработанной иерархией расположения центральной купольной капеллы и расходящихся от нее в стороны колоннад, предназначавшихся для захоронений. (23)

Образцом среди них принято считать Cimitero Monumentale в Брешии, задуманное Родольфо Вантини немного позднее сухановского мавзолея, в 1815 г., и полностью достроенное только к 1864 г. Можно полагать, что в основе и этого масштабного замысла, и его миниатюрного сухановского аналога были общие иконографические источники 1800-х гг., знакомые Жилярди по годам обучения в Миланской академии. Известны, например, конкурсные проекты римской академии Сан Лука, разрабатывавшие подобные кладбищенские сюжеты еще в 1790-х гг. (в частности, эффектный проект Джованни Кампана 1795 г.) (24).

По схожим принципам на протяжении первой половины XIX в. были устроены центральные ансамбли многих ампирных кладбищ Италии – в Форли (1818-1863 гг., арх. Руффилло Риджини), Турине (1827 г., арх. Гаэтано Ломбарди), Вероне (1829 г., арх. Джузеппе Барбьери), Генуе (проект 1835 г. арх. Карло Барабино, начало работ 1844 г.) и др. Вполне объяснимо, что начинающий Жилярди в одной из своих самых ранних работ использовал взятый из современного ему итальянского контекста тип кладбищенского ансамбля, особо даже не адаптируя его для русской усадьбы. Колоннады в Суханове, как известно, имели исключительно декоративный характер и для погребений не предназначались.








Центральная капелла и колоннада кладбища в Брешии. Арх. Р. Вантини. Фото 2011 г.


Центральная капелла и колоннада кладбища в Форли. Арх. Р. Риджини. Фото 2009 г.


Д. Кампана. Проект погребальной капеллы. 1795 г. Архив Академии Сан Лука (Рим)

Сейчас с этим этапным для Жилярди произведением можно соотнести еще и принадлежащий его руке чертеж иконостаса. Он помещен в каталог под №84 и по сложившейся со времен А.Н. Бенуа традиции считается проектом иконостаса для церкви Влахернской Богоматери в усадьбе князей Голицыных Кузьминки. (25) Архивная фотосъемка интерьера сухановского храма-мавзолея не оставляет сомнений в ошибочности устоявшейся идентификации чертежа. (26) Как видно, замысел иконостаса был реализован в Суханове практически в полном соответствии с проектом. На фотографии (к сожалению, плохого качества) опознаются многие детали, включая фигуры двух ангелов, держащих крест, в завершении центральной части. Примечательно, что предложенная Жилярди композиция шестиколонной коринфской полуротонды находит аналогии в проектах церковных алтарей миланских зодчих наполеоновского ампира, например, у Луиджи Каньолы и Карло Амати. К сожалению, сухановский иконостас Жилярди погиб при сталинской перестройке сухановской усыпальницы.


Д. Жилярди. Проект иконостаса церкви Димитрия Ростовского (мавзолея князей Волконских) в усадьбе Суханово. Архив Нового времени (Мендризио, Швейцария)


Иконостас церкви Димитрия Ростовского (мавзолея князей Волконских) в усадьбе Суханово. Фото нач. ХХ в.


К. Амати. Проект главного алтаря церкви Сан Джорджио в Корнате-д'Адда. 1800 г.


Л. Каньола. Проект надгробного монумента

ПРИМЕЧАНИЯ:

17. Власюк А.И. Новодевичий монастырь. М., 1958. С. 24.

18. Памятники архитектуры Москвы. Территория между Садовым кольцом и границами города XVIII века (от Земляного до Камер-коллежского вала). М., 1998. С. 82.

19. Pfister А., Angelini Р. Указ. соч. С. 128.

20. Покровская З.К. Неизвестный Жилярди // Памятники культуры. Новые открытия. Письменность. Искусство. Археология. Ежегодник, 1997. М., 1998. С. 540.

21. Мавзолей (церковь Димитрия Ростовского) князя Д.П. Волконского в усадьбе Суханово был построен за один летний сезон 1813 г., как о том свидетельствовала надпись на медной доске, установленной у входа в склеп. Прошение княгини Е.А. Волконской в Синод о построении каменной церкви (к которому был приложен проект) датировано февралем 1813 г. (ЦИАМ, ф.203 оп.752 д.1059). Памятник долгое время был в центре дискуссии об авторстве. Ю. Шамурин и В.В. Згура приписывали мавзолей Д. Жилярди (Згура также и А. Григорьеву, см.: Згура В. Суханово. М.-Л., 1925; Подмосковные музеи. Путеводитель под редакцией И. Лазаревского и В. Згура. Вып. 6. Царицыно. Кузьминки. Суханово. М., 1925. С. 71-85), Д.Е. Аркин считал автором А. Григорьева (Аркин Д.Е. Суханово. М., 1958. С. 8), затем В.И. Пилявский настойчиво продвигал версию об авторстве В.П. Стасова (Пилявский В.И. Архитектор Стасов. Л., 1962. С. 59-62). См. подробнее об истории изучения памятника: Якеменко Б.Г. Суханово. М., 2008. Только после обнаружения З.К. Покровской эскизных проектов мавзолея в архиве семьи Жилярди в Монтаньоле и ряда ее (совместных с Е.А. Белецкой) публикаций на эту тему вопрос был окончательно решен в пользу Д. Жилярди. См.: Белецкая Е. А., Покровская З.К. Авторство установлено // Архитектура. Приложение к «Строительной газете». №3 (617). 1986. С. 8.; Белецкая Е.А., Покровская З.К. Малоизвестные проекты Доменико Жилярди // Архитектурное наследство. Вып. 36. М., 1988. С. 237-244; Белецкая Е.А., Покровская З.К. Мавзолей в Суханове // Памятники Отечества. Альманах ВООПИК. №1, 1989. С. 110-114. Проект мавзолея, таким образом, можно более точно датировать зимой 1812-1813 гг., учитывая, что Жилярди возвратился в освобожденную от французов Москву поздней осенью. Князь Д.П. Волконский скончался 30 сентября 1812 г. и был сначала похоронен в усадебной церкви с. Малинки Скопинского уезда. Только в 1814 г. его останки были перезахоронены супругой в сухановском мавзолее.

22. Имеются в виду позднеантичные мавзолеи с пониженным круговым обходом, в первую очередь, Сан Стефано Ротондо и Санта Констанца.

23. Проектирование больших кладбищенских комплексов в рамках наполеоновского ампира началось после указа 1804 г. о запрете хоронить умерших при городских церквях и выделении специальных участков за пределами городов для устройства кладбищ.

24. Rabreau Daniel. Architectural Drawings of the Eighteenth Century. Paris, С. 156.

25. Как проект иконостаса церкви в Кузьминках лист был опубликован еще А.Н. Бенуа (См.: Бенуа А.Н. Рассадник искусства // «Старые годы». Апрель 1909. С. 193.

26. Архивный снимок иконостаса опубликован в кн: Якеменко Б.Г. Указ. соч. С. 145.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ...

Tags: av4, Жилярди, Москва, ампир, архивные фотографии, исследования, классицизм, мавзолеи, монастыри, проекты, публикации, усадьбы, храмы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments