Dmitrij_Chmelnizki (dmitrij_sergeev) wrote in arch_heritage,
Dmitrij_Chmelnizki
dmitrij_sergeev
arch_heritage

Categories:

Путеводитель в никуда

Статья опубликована в журнале «Современная архитектура», №3б июнь 2012, Новосибирск.
http://www.zkapitel.ru/news.php?id=229

Дмитрий Хмельницкий
Путеводитель в никуда

Думаю, не я один с энтузиазмом и нетерпением ждал выхода в свет путеводителя по коллекциям Государственного научно-исследовательского музея архитектуры им. А.В. Щусева.
Музей архитектуры – в обиходе МУАР – исключительно загадочная организация. Как пещера Али-Бабы. Все знают, что он полон сокровищ, но никому неизвестно – каких.
С одной стороны это центральный (и единственный) архитектурный архив России. В нем с1934 г. копились материалы по истории русской и советской архитектуры. С другой стороны, архивы музея недоступны исследователям и никогда не раскрывали своих секретов. <
В советское время, когда истории советской архитектуры в достоверном виде просто не существовало, вопрос о таинственном заполнении фондов музея как-то даже не возникал. Закрытыми для исследователей были практически все архивы СССР.
Впервые некоторые материалы музея сталинской эпохи были показаны на знаменитой выставке Париж-Москва в 1979 г.
В 90-е годы и позднее музей участвовал во множестве заграничных выставок, связанных с архитектурой ХХ века – в Нью-Йорке, Монреале, Штутгарте, Милане, Венеции, Кельне, Стокгольме, Бадене, Париже, Лондоне, Берлине, Токио... (список выставок можно найти на сайте МУАРа).
Экспонаты выставок попадали в издававшиеся на Западе каталоги и, таким образом, становились известны широкой публике. Это был довольно случайный выбор, не дававший представления о фондах музея в целом.
Одной из самых ценных книг своей библиотеки я считаю тонкую, кустарно сделанную и выпущенную в 1989 г. тиражом 300 экз. брошюрку – «Дворец Советов (конкурс 1931—1933 гг.). Каталог путеводитель по фондам музея» (Сост. Н. И. Филюкова), изданную музеем им. Щусева. Эта брошюра - единственный в мире источник систематической информации о самом знаменитом советском конкурсе. С тех пор она не переиздавалась.
Всего между 1977 и 1991 годом музей опубликовал 13 тематических каталогов-путеводителей по собственным фондам. Девять из них имеют отношение к истории советской архитектуры. Это каталоги фондов архитекторов Белогруда, Весниных, Жолтовского и его школы-мастерской, Гегелло, Колли, Кринского, Ивана Фомина, конкурса на Дворец советов. Достать их сегодня крайне трудно, на сайте МУАР их нет.
Понятно, что эти путеводители описывают только жалкие крохи того, что в действительности есть в музее.
Обратим внимание, что работа по публикации тематических путеводителей музея прекратилась в 1991 г., одновременно с развалом СССР и больше не возобновлялась. . За последующие двадцать лет не вышло ничего в этом роде. Поэтому публикация путеводителя по всем коллекциям МУАРа - событие из ряда вон выходящие, праздник для всех, кто занимается историей советской архитектуры.
***
Небольшое отступление. «Путеводитель по архивным фондам» - это сочинение в совершенно определенном жанре. И создается оно по хорошо известным правилам
В 90-е годы, когда бывшие советские архивы начали открываться исследователям, были выпущены путеводители по фондам почти всех центральных государственных архивов. Это толстые тома. Скажем, изданный в 1996 г. путеводитель по фондам ГАРФ – Государственного архива Российской Федерации по истории РСФСР (том. №2) – это книга на 700 с лишним страниц сплошного текста. Справочник по фондам РГАЭ – Российского государственного архива экономики – немногим меньше. Сейчас с путеводителями по всем основным государственным архивам можно ознакомиться на сайте «Архивы России» - http://www.rusarchives.ru
В путеводителях по архивным фондам приводятся списки всех фондов, их номера, количество описей и единиц хранения и короткое описание того, о чем в каких документах идет речь.
Без изучения этого материала, то есть без предварительного выяснения того, что и где, в каких архивах и каких фондах можно надеяться обнаружить, научная работа в архивах если не невозможна совсем, то крайне затруднена.
Эта преамбула необходима, чтобы можно было понять какой шок я испытал, получив, наконец, в руки изданный в 2010 г. путеводитель по коллекциям музея им. Щусева.
Путеводитель представляет собой буклет, великолепно изданный полиграфически и переполненный цветными картинками.
Разделов, посвященным коллекциям – 18. Вот они:

Графика XVIII — начала XX века
Графика ХХ-ХХI веков
Обмерный фонд
Гравюры и литографии
Модели и макеты
Мебель и осветительные приборы
Ткани и гобелены
Церковная скульптура
Народная деревянная резьба
Фрески
Живопись
Почтовая открытка
Фонд строительных материалов
Скульптура
и рельефы разрушенных зданий
Архитектурные архивы
Фотоматериалы
Редкая архитектурная книга

Текст наиболее интересующего меня раздела «Архитектурные архивы» выглядит следующим образом: «В начале 1990-х в структуре музея был создан отдел архитектурных архивов. Здесь находятся на хранении личные архивы П.Д. Барановского, А.В. Щусева, М.А. Ильина, братьев Весниных, И.В. Жолтовского и других архитекторов, а также архив Мособлреставрации».
Все. Путь указан.
Текст проиллюстрирован пятью случайными картинками – открытка Корбюзье А.Веснину 1929 г., с двух сторон; рукописный список работ И. А.Фомина неясного года; фотография кабинета П.Д. Барановского, 80-е годы; проект реставрации церкви Троицы на Посаде в Серпухове, 1988 г.
Что интересно, ни один из опубликованных архивных документов не имеет архивных ссылок. Впрочем, на обороте открытки Корбюзье видна карандашная надпись с номерами фонда, описи и документа. Это явно произошло случайно, но вселяет надежду на существование внутренних каталогов.
Остальные коллекции музея представлены в путеводителе приблизительно так же основательно. Ни полного списка фондов, ни, тем более их номеров и описаний, нет и в помине.
Впрочем, тексты путеводителя, при всей их неинформативности иногда не лишены интереса. Некоторые фразы застревают в голове и еще долго ее радуют.
Например: «Архитектура во все времена имела стратегическое значение для государства. Не случайно музей был основан через 17 лет после становления молодого советского государства» (С.4)
Или: «В архитектуре происходила эволюция объемно-пластических предпочтений, градостроительных принципов и других компонентов архитектурной стилистики» (С.42)
***
Первый вопрос, который возникает при ознакомлении с этим изданием: «Зачем?!»
Конечно, это никакой не путеводитель, а что-то вроде рекламного буклета. Но реклама должна быть хотя бы минимально осмысленной. То есть, она должна предлагать читателю нечто, чем он может при желании воспользоваться. Здесь реклама не предлагает практически ничего, поскольку нигде не сказано когда, кому и при каких условиях можно посетить так скупо описанные коллекции.
Похоже, что никому и никогда. Исключение – каталог фотографий, который судя по путеводителю, доступен людям со стороны.
И действительно, на сайте МУАРа имеются «Правила пользования материалами фотографического фонда музея». Вот некоторые выдержки оттуда:

«К работе с материалами отделов научного фотокаталога и уникальных фотографий допускаются посетители при наличии письма от своей организации с указанием конкретной темы и цели работы. Письмо заверяется директором музея, главным хранителем.
По одному письму может работать один посетитель, в крайнем случае, рабочая группа не более трех человек по одной теме.
Письмо действительно только до 31 декабря текущего года, с января все посетители приносят новые письма, даже, если работают по старой теме.
Работать по теме не указанной в письме не разрешается.
Приемный день – вторник с 11 до 17 часов. Посетители из Москвы в другие дни к работе не допускаются. Посетители из других городов принимаются в дни работы сотрудников фототеки....
Работы по копированию материалов (фотопечать с негативов или сканирование) производятся по письменному разрешению директора или главного хранителя после предварительной оплаты и регистрации заказа.
Работы по ксерокопированию материалов производятся по разрешению заведующего отдела фотокаталога после предварительной оплаты.
Копирование на свой фотоаппарат производится только по разрешению директора....
Консультации по фондам фототеки и по наличию в ней необходимых материалов по телефону не даются»

Правила составлены таким образом, чтобы максимально затруднить работу с фототекой. Человек, не числящийся в некоей научной организации или занимающийся некоей темой самостоятельно, в архив не допускается. Обращение от организации представляет собой письмо (образец представлен на сайте), где руководитель желающего поработать в фототеке исследователя лично просит директора музея Ирину Михайловну Коробьину, разрешить его сотруднику допуск в музей. Причем работать по теме, не указанной в обращении, податель письма не имеет права. Для снятия копий, с музеем нужно составить договор от имени пославшей тя организации. И так далее.
Все это, конечно, дикость и абсурд, смысл которого на первый взгляд ускользает.
После размышления напрашиваются два варианта.
1. В музее-архиве нет общих каталогов, следовательно, нет и самого музея-архива. Архив без каталога – это не архив, а просто склад чего попало.
2. Каталоги есть, но засекречены. Руководство музея в курсе его содержимого, но по неким неясным причинах скрывает его от общественности и сознательно блокирует возможность научно-исследовательской работы в музее.
Последний вариант не новость для России. Есть целые засекреченные архивы, напр. архив Генштаба или ФСБ. Есть засекреченные фонды в открытых архивах. Российские историки ведут многолетнюю изнурительную борьбу за рассекречивание засекреченного. На этот счет существуют определенные правила, составленные так, чтобы максимально затруднить рассекречивание старых советских архивов.
Но здесь особый случай. Ничего секретного в фондах музея архитектуры вроде бы быть не может по определению. Во всяком случае, никто никогда об этом не упоминал. Полагаю, что те экспонаты музея, которые вывозили на заграничные выставки, процедуру рассекречивания не проходили. Хотя кто его знает.
Факт тот, что архив музея им. Щусева выведен из научного оборота, и выведен намеренно. Не так давно я спросил своего коллегу, историка архитектуры, проводящего каждый год несколько месяцев в московских архивах, бывал ли он в архиве МУАРа. Он ответил нет: «Нет, даже в голову как-то не приходило...».
Что странно. Казалось бы, где еще работать историкам советской архитектуры, как не в центральном государственном архитектурном архиве... В научной архитектурно-исторической литературе последних десятилетий ссылки на документы из архива музея Щусева отсутствуют практически полностью.
Вот недавний пример. В исключительно ценной монографии Игоря Казуся «Советская архитектура 20-х годов: организация проектирования» (Москва, 2009), помимо ссылок на публикации, имеются ссылки на 9 документов из ГАРФа, 33 документа из РГАЛИ, 67 документов из РГАЭ, 9 документов из ЦГАМО, 22 документа из ЦИАМа и только на один документ из МУАРа. Причем указан при этом только номер фонда, без номера описей, ед. хранения, листа, документа... Видимо, таковых и нету.
Учитывая, что Игорь Александрович Казусь сам сотрудник музея им. Щусева, трудно предположить, что у него не было доступа к архивным документам.
Вывод здесь напрашивается только один – архив музея им. Щусева непригоден для научной работы, а потому и сознательно сделан недоступным для исследователей. Иной вариант – руководство МУАРА создало себе условия для монопольного использования научного архива музея – хоть и тоже малосимпатичный, опровергается полным отсутствием и собственных, внутримузейных научных публикаций и разработок.
***
Полагаю, что смысл существования государственных архивов состоит в том, чтобы обеспечивать исследователям – любым - максимально удобный доступ к историческим источникам. Вводить их в научный обиход. Во всяком случае, в Германии это обстоит именно так.
Для примера. Недавно мне понадобилось порыться в фонде Бруно Таута в архиве Академии художеств в Берлине. О существовании этого фонда узнал из научных публикаций. Сотрудница архива по телефону подтвердила факт существования фонда, спросила, что именно меня интересует и извинилась, что принять меня они могут не раньше чем через две недели, архив маленький, имеется только четыре стола для научной работы, которые резервируются заранее. Когда я пришел, нужные материалы ждали меня на столе. Через час я ушел с нужными копиями. Никаких отношений от неких организаций или подтверждения, что я действительно занимаюсь некоей определенной темой, естественно, не требовалась. Доступ открыт для всех.
Точно так же организовано дело и в других немецких архивах. Полагаю, что и во всех европейских. Из Федерального архива в Кобленце я, позвонив туда, сначала получил по электронной почте опись интересующего меня фонда, а потом по обычной почте заказанные по телефону копии нужных документов. Не пришлось ехать на другой конец Германии. Моя личность при этом опять же никого не интересовала, а право заниматься архивными изысканиями не подвергалось сомнению.
***
Директор музея Ирина Коробьина в предисловии к рецензируемому изданию так сформулировала задачи, стоящие перед руководством музея:
«Программный курс на интенсификацию развития диктует необходимость формирования музея архитектуры нового типа, который, по-прежнему направляя свою основную деятельность на сохранение и изучение наследия, найдет возможность сосредоточить усилия также на формировании условий для генерирования самых смелых экспериментальных моделей архитектурно-пространственного будущего государства, отвечающих социальным, экономическим и культурным запросам времени»
Трудно сказать, что подразумевается под «экспериментальными моделями архитектурно-пространственного будущего государства» и почему разрабатывать их должен музей истории архитектуры, но ясно одно. Создание доступного исследователям каталога архивных фондов, и превращение музея де факто в научно-исследовательский центр в задачи руководства музея им. Щусева не входит.
Публикация роскошной и бессмысленной имитации путеводителя по коллекциям музея означает, скорее всего, что МУАР как был, так и останется в обозримом будущем «черным ящиком» истории архитектуры, абсолютно бесполезным для науки.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 73 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →