Денис Спирин (deni_spiri) wrote in arch_heritage,
Денис Спирин
deni_spiri
arch_heritage

Categories:

Островки и Боровно

В сегодняшнем посте речь пойдёт о двух усадьбах Вышневолоцкого района, Тверской области - Островки и Боровно.
Усадьба Островки, расположена в лесу прямо на берегу красивого озера Имоложье и относится к немногим из сохранившихся на территории Тверской области усадеб-дач. Владельцем этого имения являлся князь А.А. Ширинский-Шихматов.  Главный дом здесь представляет собой оригинальное решение - несколько слитых между собой разновременных и различных по стилю построек, стоящих в одну линию. Рядом с этой усадьбой, на берегу уже другого озера - Боровенское, сохранилась усадьба конца XVIII века - Боровно, более 100 лет находившаяся в роду Манзеев.




Перед нами исключительно живописная местность -  залив озера Имоложье. Именно здесь, на высоком берегу расположена усадьба князя А.А. Ширинского-Шихматова. Стоит отметить, что князь Андрей Александрович был выдающейся личностью: член Тверской учёной архивной комиссии, общественный деятель, исследователь Сибири и Севера России, коллекционер, писатель, кинолог и охотовед, а в начале XX века – Вышневолоцкий уездный предводитель дворянства. По одним источникам эти земли достались князю в качестве приданного, когда он женился на Людмиле фон Мекк - дочери Надежды Филаретовны, супруги миллионера К.Ф. фон-Мекка. По другим, Андрей Александрович сам скупил эти земли: у землевладельца Г. Лерхе и купца С. Круглова, однако, приобретены они были всё же на имя жены.


Участок располагался между сельцом Остров и железнодорожной станцией Заречье и получил наименование "Островки". Формироваться усадьба начала во 2-ой половине 1890-х. Впоследствии здесь были выстроены: несколько домов, флигеля, оранжерея, церковь.
Дом же настолько длиннющий, что весь в кадр не помещается. А если отойти подальше, то он скрывается за деревьями.


Главный дом - уникальная по архитектуре постройка, сочетающая разные по материалу и стилю составные элементы. Каменная часть выстроена в формах, близких русскому стилю, деревянная характерна для архитектуры эклектики, в которой строгость композиции, восходящая к традициям классицизма, сочетается с мотивами народного искусства в резном декоре.


Восточная часть деревянного объёма. Торцы кровли и нижний фриз фронтона украшены здесь пропильным орнаментом.


Малюсенький чердачный балкон гранёной формы опирается на красивые резные кронштейны.


Живя в своём имении Островки князь проводил раскопки обнаруженных поблизости курганов XI-XII веков. Например, в 1903 году князь обнаружил более восьмидесяти погребений в Фёдовском (Фёдоровском) грунтовом могильнике. Неоднократно найденные предметы он дарил в Тверской музей. Ещё у него была уникальная коллекция икон, включая икону XII века Успенья Божьей Матери, для которой в усадьбе он построил в 1901 -1904 годах особую церковь, которая была торжественно освящена 1 декабря 1904 года, как церковь-музей – «первый художественный храм-музей церковных древностей, удивляющий знатоков богатством своих редкостных коллекций».




В этой части дома (каменный объём) была размещена коллекция древнерусских икон и библиотека.


Ризалит кирпичного корпуса увенчан аттиком с гербом Ширинских-Шихматовых в полукруглом кокошнике.


При храме-музее было одно захоронение – могила сына основателя. Церковь была разрушена в далёком 1935-м и поэтому сейчас от неё остались лишь жалкие руины, которые за обильной листвой и не рассмотреть.


С 1900 по 1907 года имение носило статус «временно-заповедного» из-за собранных хозяином великолепных коллекций произведений искусства: церковной утвари, картин, икон, значительная часть которых с 1904 года была представлена в упомянутом выше художественном храме-музее церковных древностей. Кроме этого, в усадьбе находились большая библиотека и богатейший архив. Андрей Александрович был избран почётным членом Тверской губернской учёной архивной комиссии, одного из первых и самых известных в России обществ по изучению старины.
Огибаем северную часть дома. Здесь без изысков. Словно производственная постройка.


А теперь осмотрим восточный фасад. Он даже выкрашен в другой цвет и видимо давно не подновлялся.




Эта часть дома выходит непосредственно на крутой берег озера. Спускаемся вниз и перед нами открывается такая красотища!


Долгие десятилетия здесь размещался Детский дом №1. Но, вот, буквально в прошлом-позапрошлом году "детей не стало".




Все двери нынче закрыты на замки, а территория охраняется неким ЧОПом. А поскольку мы не вандалы, внутрь не попали, но там есть на что посмотреть. Поэтому, дабы раскрыть тему полностью, я позаимствовал несколько фотографий с этого сайта.


Очень красиво оформлены дверные проёмы и как оригинальны филенки.




Большей частью интерьер утрачен и представляет пустые залы.


Свою государственную деятельность князь совмещал с охотничьими путешествиями. Известный заводчик английских сеттеров и зверовых лаек. После революции помимо судейства, преподавал на Московских курсах охотоведения имени С.Т. Аксакова. А.А. Ширинский-Шихматов был авторитетнейшим знатоком медвежьих охот, автором книги "По медвежьим следам", изданной в 1900 году. Конструктор пули для гладкоствольного охотничьего оружия, носящей его имя, и механической медвежьей рогатины. В 1908 году князь Андрей Александрович Ширинский-Шихматов был назначен Эстляндским вице-губернатором, а в марте 1909-го перемещен на ту же должность в Симбирскую губернию. C 1915 - Саратовский губернатор.
Начало XX века. Князь в своём имении Островки. Из архива Е.И. Вощининой.


Однако, на столь разносторонностью деятельность князя есть и другой взгляд. Вот, что пишет писательница Екатерина Вощинина (из дворянской семьи), которая провела своё детство на даче в соседней усадьбе Боровно, у дедушки - князя Н.С. Путятина, друга А.А. Ширинского-Шихматова). "Неудержимой была его расточительность, недаром Надежда Филаретовна фон Мек в письме Чайковскому пишет, что не ждёт ничего хорошего от брака дочери с «этим ненадёжным человеком». Прекрасное имение, перешедшее от неё в руки князя, было скоро приведено В запустение и частично заложено. Деревни в ужасном виде..."
"Времяпрепровождение его друзей и знакомых зависело от неожиданных фантазий и быстро меняющихся настроений его мысли. Одно лето он был увлечён духовной музыкой, купил небольшой орган, и все должны были слушать псалмы и молитвы. На следующее лето всё изменилось, орган исчез, звучали только цыганские романсы и народные песни в плохом исполнении хора местных крестьян. Отдавая должное влиянию, исходящему от художников, он занялся было живописью и увлекся иконописью. Построил церковь и расписал её сам под руководством московских художников (перед войной 1914 года она была уже закрыта). И это увлечение прошло..."
"...Тут же недалеко была голубятня «тир-о-пижон» - для тренировки охотников в стрельбе. Но всё это, как всё у князя, было в запустении. Его увлечённость разными объектами – музыкой, живописью, парусным спортом – развивала в нём непостоянство во всём."
На территории усадьбы находятся ещё жилые дома - флигеля, стилистически близкие деревянному корпусу главного дома.


У северного дома красиво оформлены окна - резными фигурными фартуками и сандриками.


Фасад восточного дома. Скат кровли украшен резными подзорами и полотенцами. Окна так же имеют резные сандрики.


Продолжая воспоминания Е. Вощининой: "Верстах в трёх от Островков раскинулось уютнейшее Боровно с прелестным домом XVIII века. Это имение тем же путем удачной женитьбы получил ещё при Николае I скромный офицер, прибалтийский немец Манзей, превратив его в обширное владение с угодьями, многочисленными деревнями, парком в английском стиле и, построив дачи, в одной из которых жила наша семья каждое лето до самой революции. ". Вот в эту усадьбу мы и проедем, благо она совсем рядом.


Скромно. Весьма скромно.


Наверное, в конце XVIII века, когда был выстроен главный дом, он казался прелестным.


Фото из архива Е.И. Вощининой.


Расположена эта усадьба (Боровно), как и предыдущие Островки на высоком берегу озреа, только Боровенского. Правда, мы до него не дошли и фото отсутсвует. Впервые Боровно как деревня упоминается в письменном источнике XV века. В начале XVIII века сельцом владела семья Кутузовых. В 1786 году владельцем становится советник (позднее директор) Вышневолоцкой конторы водной коммуникации Логин Михайлович Манзей. При нём на пустоши в 1790-е года был выстроен усадебный комплекс с жилыми постройками и парком. В 1791-93 гг. подрядчиком осташковским мещанином Ф.И. Карповым был выстроен каменный господский дом, в стиле зрелого классицизма.




В 1796 году рядом с домом были отстроены два деревянных флигеля, соединявшиеся с ним скруглёнными оградами. Сохранился всего один флигель и это уникальный пример усадебной деревянной постройки так же в стиле зрелого классицизма конца XVIII века.


Трёхчастное окно главного фасада украшено пилястрами и венчается термальным окном мезонина.


Вплоть до 1917 года имение  находилось в роду Манзеев. Например, у Прасковьи Ильиничны и Логина Михайловича было четыре сына и пять дочерей. Братья Манзей - участники Отечественной войны 1812 года, кавалеры орденов Св. Владимира IV степени и серебряных медалей «В память Отечественной войны 1812 года». Софья Николаевна - последняя владелица имения, организовала школу-приют для крестьянских детей, построила в соседней деревне Берёзки дачи, сдававшиеся в аренду художникам. Часть некоторых портретов, миниатюр и документов из обширной коллекции в 1915 были вывезены в Петроград и до сих пор хранятся в Государственном Эрмитаже.


Следующим пунктом в том путешествии были усадьбы Тимково и Кемцы и о них я расскажу в следующий раз.
Tags: Тверская область, усадьбы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments