АВЧ (av4) wrote in arch_heritage,
АВЧ
av4
arch_heritage

Category:

«Cimitero monumentale» под Москвой


  • Решил поделиться своим небольшим текстом, опубликованным в журнале "Московское наследие" №30, 2013. С. 2-6. При верстке, как обычно, все немного сократили и адаптировали к макету. Здесь выкладываю изначальный вариант текста и иллюстраций полностью.


Андрей Чекмарёв

«Cimitero monumentale» под Москвой


  • Доменико Жилярди – имя для Москвы знаковое, создатель и самый выдающийся мастер московского ампира. Всем известны спроектированные им «эмблемы стиля» – фасад Университета на Моховой, дом Луниных (музей искусства народов Востока), дом Хрущевых-Селезневых (музей А.С. Пушкина), дом Лопухиных (музей Л.Н. Толстого), конный двор в Кузьминках, Опекунский совет. Между тем, его первая самостоятельная работа лишь относительно недавно вернула себе законное авторство.

  • Церковь-усыпальница Димитрия Ростовского, более известная как мавзолей Волконских в подмосковном Суханове уже более века назад обратила на себя внимание исследователей чистыми и смелыми формами ампира.[1] При входе в склеп сохранялась закладная доска с надписью, из которой следовало, что храм выстроили за один летний сезон 1813 года (заложили 30 мая, а освятили 21 сентября) по заказу княгини Екатерины Алексеевны Волконской. Ее супруг генерал Дмитрий Петрович Волконский скончался от ран, полученных на войне, осенью 1812 года и был временно захоронен в церкви рязанской усадьбы Малинки. Для него вдова и возвела сухановскую усыпальницу, куда гроб перенесли в 1814 году. При храме учреждалась богадельня для ветеранов Отечественной войны. Можно сказать, что в Суханове возник первый по времени памятник победе над Наполеоном.

Княгиня Екатерина Алексеевна Волконская. Худ. В.Л. Боровиковский (?). 1790-е гг. Государственный музей искусств Узбекистана (Ташкент)


{

Мавзолей Волконских. Фото 1920-х гг. Фотоархив ИИМК РАН (Санкт-Петербург)

Реконструкция первоначального облика мавзолея Волконских. Арх. Б.Л. Альтшуллер и М.М. Ермолаев


  • Имя архитектора не значилось ни на доске, ни в прошении княгини в Синод, поданном в феврале того же года. Никаких чертежей тоже не было. Первые исследователи усадьбы Суханово Юрий Шамурин и Владимир Згура предполагали, что автором проекта мог быть либо Жилярди, либо близкий к нему по жизни и творческой манере Афанасий Григорьев.[2] Впоследствии григорьевская версия даже набрала силу, особенно после публикации подписного рисунка тушью, изображающего круглый храм с портиком, немного похожий на сухановский.[3]



А.Г. Григорьев. Рисунок с изображением ротондального храма. 1812 г. ГТГ

  • Затем Владимир Пилявский круто «увел» авторство сухановского мавзолея в Петербург, отдав его Василию Стасову, и даже вроде бы вполне доказательно.[4] Стасова, по его мнению, привлек к строительным работам в усадьбе племянник заказчицы мавзолея Петр Михайлович Волконский, начальник Главного штаба и друг императора Александра. Известно, что архитектор в начале 1813 года побывал в Москве, где и мог представить княгине свой проект. Стасов, как и Жилярди, заканчивал обучение в наполеоновской Италии, отсюда легко объяснялась общность форм и эстетики, особенно у раннего Стасова, еще живо помнившего итальянские уроки.

  • Почти четверть века мавзолей «прожил» в литературе с именем Стасова, по этой причине он не упоминался в первой монографии о Жилярди Зинаиды Константиновны Покровской и Елены Алексеевны Белецкой, увидевшей свет в 1980 году.[5] Но именно Покровской несколько лет спустя довелось поставить точку в запутанной атрибуционной истории памятника. Среди чертежей Жилярди в семейном архиве архитектора в швейцарской Монтаньоле ею были найдены эскизы с вариантами всего комплекса сухановского мавзолея.[6] Сходство нарисованного и построенного столь очевидно, что сомнений не оставалось – в Суханове был реализован проект Доменико Жилярди.[7] Заметим, один из самых ранних по времени проектов, учитывая, что он только летом 1810 года вернулся в Москву из Италии, с января 1811 года начал работать под руководством отца в Воспитательном доме, а в разгар войны, с августа по ноябрь 1812 года был вынужден уехать в эвакуацию в Казань, кстати, вместе с Григорьевым.


{

Д. Жилярди. Один из проектных вариантов плана мавзолея Волконских. Архив Нового времени (Мендризио, Швейцария)

Колокольня и колоннада мавзолея Волконских. Фото нач. ХХ в.


Мавзолей Волконских. Фото 1920-х гг. Государственный музей архитектуры имени А.В. Щусева



  • Сейчас ансамбль сухановского мавзолея не производит должного впечатления. В 1930-е его основательно реконструировал архитектор Н.Д. Виноградов, приспособив под санаторный корпус со столовой в круглом зале церкви. С тех пор это единое, странного вида здание с расходящимися от ротонды тремя корпусами. А изначально был именно ансамбль с иерархией и взаимодействием нескольких частей. В его основе купольная ротонда храма с входным шестиколонным портиком, освещенная светом полуциркульных окон повышенного внутреннего цилиндра. Сзади ее огибала дугой дорическая колоннада с двумя одноэтажными кубическими корпусами богаделен на флангах и двухъярусной колокольней в центре, строго по оси ротонды, за церковным алтарем. Колоннады не были прозрачны, они закрывались сзади глухой стеной, изолировавшей весь комплекс от усадьбы. Раскрыт он был только в сторону берега, круто обрывающегося к прудам. С этой точки ротонда, на самом деле очень небольшая (высотой и диаметром всего 14 метров), внушительно и торжественно представала в обрамлении кулис. Лапидарности форм соответствовала подчеркнуто благородная простота фактуры естественных материалов – красного кирпича, природного камня и металла. Рельефы с летящими ангелами по сторонам центрального окна и чугунные жертвенники по углам лестницы добавляли романтической поэзии в точно найденный образ уединенного пристанища скорби. Без сомнения, это одно из самых сильных высказываний русского ампира на погребальную тему.

  • Почему-то никто до сих пор не задавался вопросом об истоках столь необычного для русской усадьбы замысла родовой усыпальницы. Сам тип подходящей для этих целей ротондальной формы вопросов не вызывал, таких примеров сколько угодно, начиная с казаковского (его ли?) храма-мавзолея Барышниковых в Николо-Погорелом.[8] Сухановский ансамбль препарировали, подбирая аналогии его отдельным частям. Пилявский сравнивал колоннаду за мавзолеем с дуговыми колоннадами стасовских проектов частных и общественных зданий. В самом приеме постановки ротонды в кольцо (или полукольцо) колоннады видели влияние неосуществленной, но известной по изображениям идеи Браманте окружить колоннами Темпьетто в Риме. Эта совершенная формула Ренессанса наверняка сыграла свою роль в поисках Жилярди, но, думается, весьма опосредованно.

  • Существовали источники и аналоги гораздо более близкие по времени и кругу его профессиональных интересов. Это ансамбли городских кладбищ – «Cimitero monumentale», проектировавшиеся и строившиеся во множестве на территории завоеванной Наполеоном Италии (особенно северной), начиная с 1804 года. Этим годом датирован указ Наполеона, известный как «Указ Сен-Клу», в санитарных целях запрещавший хоронить умерших внутри городских стен, при церквях и домах. Сфера ритуальных услуг отдавалась на попечение городских властей, которым надлежало найти для организации кладбищ специальные площади за пределами городских территорий, «в сухом и прохладном месте». Специальные комиссии должны были решать, чьи могилы достойны эпитафии или каких-то особых монументов.

  • Архитектура тут же ответила на наполеоновскую реформу многочисленными проектами кладбищенских комплексов, быстро выработав характерную планировку, набор и внешний вид сооружений. Кладбища могли быть разного масштаба, иметь усложненный или, наоборот, простой и компактный план, но практически всех их объединяет наличие в качестве основной смысловой и композиционной доминанты главной капеллы. Почти всегда это купольная ротонда, наследующая римскому Пантеону и известным любому классицисту античным центрическим мавзолеям. По сторонам от нее или вокруг, в зависимости от общей конфигурации комплекса устраивались колоннады, где располагались погребения наиболее привилегированных особ. Их монументы монтировались между колоннами на фоне глухих задних стенок, служащих одновременно и театральным задником, и внешней границей кладбищенской территории. Иногда помимо главной капеллы в комплекс входили и другие, которые центрировали боковые крылья колоннад. Симметрия плана и строгая геометрия ордерных форм наделяли идеальной гармонией новый образ «города мертвых», несколько напоминавший очищенные от житейской суеты фантазийные реконструкции древних форумов.

  • Наполеоновские архитекторы в реализации поставленной перед ними задачи отталкивались от накопленного европейским неоклассицизмом XVIII века опыта. В архиве римской Академии Сан Лука хранится немало листов с эффектными конкурсными проектами погребальных капелл, где архитектуру дополняет легко узнаваемый и столь полюбившийся ампиром антураж – курящиеся жертвенники, урны, трубящие ангелы и стрелы кипарисов. Уже в проектах 1780-1790-х годов, не только итальянских, но и французских, появляются и колоннады для захоронений. Впечатляюще выглядят, например, листы с проектами Жана Николя Собре, Джованни Кампаны и Джорджио Дюрана, так и оставшиеся бумажной архитектурой. Утопиями оказались и первые проекты, появившиеся уже после выхода наполеоновского указа. Замыслы Джоаччино Конти и Джованни Пассинати, представленные на конкурс Академии Сан Лука в 1805 году, отличал подлинно римский имперский размах.[9] Между выработкой внятной формулы и успешным началом ее реализации прошло около десятилетия, за которое успела окрепнуть и пасть империя Наполеона. Так что порожденные его указом итальянские «Cimitero monumentale» отстраивались уже после Наполеона, многие даже в середине XIX века, оставаясь в основном в плену неоклассической стилистики.


{

Жан Николя Собре. Проект церкви с галереями для захоронений. 1783 г. Музей Метрополитен (Нью-Йорк, США)

Джованни Кампана. Проект погребальной капеллы. Конкурс Клементино, 1795 г. Исторический архив Академии Сан Лука (Рим, Италия)

Джованни Кампана. План комплекса погребальной капеллы с галереями. Конкурс Клементино, 1795 г. Исторический архив Академии Сан Лука (Рим, Италия)


{

Джованни Кампана. Проект погребальной капеллы. Конкурс Клементино, 1795 г. Исторический архив Академии Сан Лука (Рим, Италия)

Джованни Пассинати. План «Cimitero monumentale». 1805 г. Исторический архив Академии Сан Лука (Рим, Италия)


{

Неизвестный автор. Проект «Cimitero monumentale». 1818 г. Исторический архив Академии Сан Лука (Рим, Италия)



  • Эталонным образцом среди них принято считать кладбище в Брешии, называемое иногда по имени создателя – Родольфо Вантини «Cimitero Vantiniano». Его проект появился в 1813 году, но строительство растянулось на десятилетия. Уже потом и отчасти под влиянием брешианского появились кладбища в Форли (проект 1818 года, арх. Руфилло Риджини), в Вероне (проект 1827 года, арх. Джузеппе Барбиери), знаменитое красивыми скульптурами «Cimitero di Staglieno» в Генуе (проект 1835 года, арх. Карло Барабино), в Модене и других городах.

  • Одновременно с Вантини, в том же 1813 году Жилярди создал проект сухановского мавзолея Волконских. Вряд ли стоит говорить о прямой связи двух замыслов. Вантини предложил огромный комплекс с развитой планировкой, множеством колоннад, больших и малых объемов. У него за центральной капеллой возвышается высокая, похожая на маяк, колонна-кампанила, а за ней еще и пирамида. У Жилярди мы видим камерный и почти миниатюрный ансамбль в приватном усадебном пространстве. Но совершенно ясно, что оба проекта говорят об одном и том же и единым художественным языком. Их питали общие идеи и вполне конкретные источники, к которым юный Жилярди мог приобщиться в период учебы в миланской Академии Брера в 1804-1806 годах и в последующие четыре года путешествий по Италии.


{

Неизвестный автор. Проект оратория с усыпальницей. Италия. Около 1820 г. Национальный музей дизайна Купер-Хьюитт (Нью-Йорк, США)


{

Главная капелла «Cimitero monumentale» в Брешии.

Главная капелла «Cimitero monumentale» в Модене.



{Мавзолей Волконских. Фото нач. ХХ в.

Интерьер церкви Димитрия Ростовского (мавзолея Волконских).


  • Жилярди как архитектор формировался в атмосфере становления наполеоновского ампира, главные творцы стиля были его учителями и коллегами. Блестяще овладев формами новой архитектуры, он увез ее в далекую от Милана Москву. И когда вскоре княгиня Волконская заказала перспективному «русскому итальянцу» проект фамильной усыпальницы, он просто предложил ей вариацию на тему хорошо знакомого «Cimitero monumentale». Он лишь немного адаптировал итальянскую концепцию к русским усадебным реалиям, запроектировав место для погребений в подземном склепе под ротондой и оставив колоннадам исключительно декоративную роль. Так что, восхищаясь признанным шедевром московского ампира (возможно, реставрация в будущем вернет ему изначальный облик), мы должны помнить, что имеем дело с вполне внятным отзвуком архитектурных новаций наполеоновской Италии. Художественная модель, вызванная к жизни указом французского императора, была использована при создании первого монумента его победителям.


[1] Поселок Суханово Ленинского района Московской области. Усадьба Суханово принадлежала князьям Волконским.

[2] См.: Згура В. Суханово. М.-Л., 1925; Подмосковные музеи. Путеводитель под редакцией И. Лазаревского и В. Згура. Вып. 6. Царицыно. Кузьминки. Суханово. М., 1925. С. 71-85.

[3] Рисунок хранится в Государственной Третьяковской галерее (Инв. 30296), куда попал в 1933 году из собрания В.В. Згуры. Он имеет авторскую подпись А.Г. Григорьева, дату – 1812 год и место – г. Муром. Рисунок был сделан во время пребывания Жилярди и Григорьева в Муроме осенью 1812 года, в период французской оккупации Москвы. Не исключено, что он имеет отношение к начальному периоду работы Жилярди над проектом мавзолея в Суханове, и Григорьев, как неоднократно бывало, запечатлел замысел своего друга и коллеги, дополнив архитектурную идею пейзажным антуражем. См.: Государственная Третьяковская галерея. Каталог собрания. Рисунок XVIII века. М., 1996.

[4] Пилявский В.И. Архитектор Стасов. Л., 1963. С. 59-62

[5] Белецкая Е.А., Покровская З.К. Д.И. Жилярди. М., 1980

[6] Сейчас собрание архитектурной графики семьи Жилярди хранится в Архиве Нового времени (Archivio del Moderno) в г. Мендризио. Оно опубликовано в кн.: Pfister Alessandra, Angelini Piervaleriano. Gli architetti Gilardi a Mosca. La raccolta dei disegni conservati in Ticino. Mendrisio Academy Press. Mendrisio, 2007.

[7] См.: Белецкая Е. А., Покровская З.К. Авторство установлено // Архитектура. Приложение к «Строительной газете». №3 (617). 1986. С. 8.; Белецкая Е.А., Покровская З.К. Малоизвестные проекты Доменико Жилярди // Архитектурное наследство. Вып. 36. М., 1988. С. 237-244; Белецкая Е.А., Покровская З.К. Мавзолей в Суханове // Памятники Отечества. Альманах ВООПИК. №1, 1989. С. 110-114.

[8] Церковь-усыпальница в усадьбе Барышниковых Николо-Погорелое (1784-1802) в Смоленской области полностью разрушена в ходе войны в 1941 г. Храм принято связывать с творчеством М.Ф. Казакова, однако документальных подтверждений этому нет.


Tags: av4, Жилярди, Московская область, ампир, архграфика, архивные фотографии, бумажная архитектура, исследования, мавзолеи, публикации, усадьбы, усыпальницы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments