z-gorod (z_gorod) wrote in arch_heritage,
z-gorod
z_gorod
arch_heritage

Categories:

О Звенигороде

В последнем номере журнала "Наше Наследие" (№ 107 за 2013 г.) есть хорошие статьи посвящённые Звенигороду.

"Археология Городка" – Алексей АЛЕКСЕЕВ.
Умное, профессиональное исследование древнего Звенигородского городища к сожалению не может не обрамляться печальными строчками:

"Ныне древнее Звенигородское городище медленно и неуклонно разрушается – год от года осыпаются его мощные валы, размываются и оползают в овраги его крутые склоны, культурный слой безжалостно грабится «черными археологами», вооруженными современной поисковой аппаратурой. Городскими чиновниками разрабатываются планы освоения и застройки его территории. Это свидетельствует не только о дикости мародеров-грабителей, готовых на преступное уничтожение исторического культурного слоя ради своей сиюминутной наживы, но и о слабости и нерадивости тех, кто по долгу службы обязан хранить наши исторические памятники.
Но Городок вопреки всему пока продолжает жить. Подобно легендарному невидимому граду Китежу, его далеко не всем удается разглядеть, многие, спеша в монастырь, просто проносятся мимо, не догадываясь о его существовании. Некоторые же туристы, даже поднимаясь на саму городищенскую площадку ради встречи с белокаменным Успенским собором и его рублевскими фресками, так и не понимают, что ходят по мощным культурным слоям древнего княжеского детинца. А между тем звенигородский Городок является одним из ценнейших в стране исторических и археологических памятников.
...
Ныне, кроме ансамбля Саввино-Сторожевского монастыря, Городка и древнего Успенского собора, в Звенигороде уже практически не осталось исторических достопримечательностей. Туристическая привлекательность современного Звенигорода — понятие призрачное, эфемерное. И зиждется она в основном на глухих отзвуках былой славы города, славы в первую очередь исторической, доставшейся нынешним звенигородцам по случайному наследству, славы, к которой они сами никакого отношения не имеют, а значит, не знают и истинной ее цены. Наверное, поэтому последние зримые черты славного прошлого этого города в последние годы столь недопустимо щедро расточались, проматывались, уничтожались человеческой глупостью, косностью, безразличием, алчностью…
Самое страшное, что уничтожается и живописнейшее природное окружение Звенигорода, без которого он умрет как русский исторический город."



"Видимый и невидимый Звенигород" – Дмитрий СЕДОВ.
История и судьба типичного русского города.

Статья напомнила мне выступление автора в Центральном Совете ВООПИК 21 декабря 2012 года.
Выступление, как мне казалось, было конкретнее и нагляднее по отношению к уничтожаемой территории Звенигорода, и даже во многом перекликалось с этим постом – Горькая клюква Звенигорода.
Мне очень не хотелось чтобы это выступление забылось и пропало, и вот, наконец, мне удалось раздобыть его текст, и даже с авторскими фотографиями.
Вот оно:

Отчего мы скорбим, когда теряем наших ближних? Ведь нам совершенно известно, что жизнь каждого человека должна увенчаться смертью. И, по правде говоря, смерть – это главная цель нашей жизни, а правильная к ней подготовка – одна из главных ее задач, будь то для человека верующего, убежденного в жизни за гробом, будь то для атеистического человека, который утвержден в мысли о том, что то, что он видит – то и есть, а то, чего он не видит, того, стало быть, и нет.
Отчего нас печалит гибель привычных для нас предметов видимого мира: документов, предметов, зданий, элементов организма природы? Ведь мы знаем, что ничто в нашем мире не убежит разрушения, а само понятие вечности – самое нереализуемое в настоящем бытии. Куда бы мы не поставили штамп «хранить вечно», вечно это храниться не будет – все разобьется, все сгниет, все истлеет, все разрушится. Весь наш видимый мир его кажущейся реальности есть призрак. Сегодня он виден, завтра его уже нет, сегодня он зрачен (имеет вид) – завтра растаял, испарился и рассыпался. На основе этого можно было бы даже построить формулу: все, что видимо, то и временно, все, что невидимо – то по истине вечно.
Так зачем хранить? Зачем беречь? Зачем спасать то, что явилось только для того, чтобы умереть? Зачем погружать себя в тоску оттого, что основной закон природы – закон тления и распада?
Казалось бы, естественной реализацией всех этих наблюдений должны стать действия по ускорению естественного стремления творения к разложению: следует разрушить все, что создано до нас, стереть всякое напоминание о прошлом, умертвить других и себя.
И именно так считают наши оппоненты. Они, поколение за поколением, пытаются осуществить идею «разрушения старого мира». Строят новый и снова его разрушают.
И, действительно, закон распада совершенно отнимает всякий смысл у нашего миропорядка, если бы параллельно с ним не существовало бы другого – закона сохранения. В нем всякое творение реализует себя: в напряженном движении вопреки заданным правилам обретает более глубокий смысл своего появления. На этих двух полярных законах зиждется основа нашего бытия, и с помощью них жизнь приобретает движение. Нет ничего, что не закодировано на смерть, но также нет ничего, что бы можно было бы в разной временной степени сохранить и продлить, сопротивляясь процессам гибели.

Сегодня мы собрались обсудить судьбу подмосковного Звенигорода, который в последнее десятилетие подвергается массированной атаке сторонников идеи разрушения, причем сочетающейся с извлечением из нее самых что ни на есть тленных, а стало быть, видимых и временных, материальных выгод.
Звенигород – жертва прекрасных образов ушедших эпох. Согласно им – это город покоя и отдохновения. Приезжавшие на пороге ХХ в. в этот бедный и экономически отсталый городок московские дачники, опоэтизировали его. Создали ему репутацию тихого земного рая вблизи клокочущей столицы и растиражировали о нем громкие штампы-слоганы: «в Звенигороде красиво», «в Звенигороде в самом деле хорошо». И эта вековая реклама стала причиной гибели города, потому как на запах этих заманчивых слов неминуемо должны были явиться дельцы-чичиковы, привыкшие, купив за копейку, продать за миллион. Не в их силах – не попробовать получить дивиденды от распродажи этого прекрасно «раскрученного» товара.
И вот они появились. И началась … распродажа. Если вы попадете сегодня в город, то, несомненно, обрадуетесь тому, что Звенигород – город-мечта, отныне может приобрести любой желающий.



На каждом его углу висит объявление с текстом: «Продам Звенигород. Недорого». И уже никого не интересует, что прежних известных звенигородских «красиво» и «хорошо» здесь больше не существует.
Первым делом торговцы взялись за Нижний посад города и «сказочно» преобразили его. В нем появилось множество мест для распродажи того, чего уж больше нет.
Я уже подряжаюсь водить экскурсии по этому «сказочному» городу. Проведу ее и вам, показав его центральную улицу – Московскую, которая вместе с комплексом своей старой застройки (которой, по секрету скажу, уже на 70% не существует) числится отдельным памятником истории и культуры.
Улица Московская – не большая, по своей протяженности она не наберет километра, но и на этом небольшом пространстве нам суждено встретить одиннадцать современных «шедевров». На въезде в город нас встречает два торговых центра

и жилой комплекс «Серебряные звоны».

Движемся по улице дальше.
С левой стороны – новое трехэтажное здание (трехэтажные здания до революции в Звенигороде не известны).

В его облике мы можем отыскать черты сразу нескольких архитектурных стилей, совмещением которых архитектор, вероятно, хотел оправдать постройку неуместного сооружения в исторической части города.
Теперь обратите внимание на правую сторону улицы.

Здесь вы можете увидеть культурный центр им. Любови Орловой, возведенный на месте снесенного памятника архитектуры – пожарной части.
Перед ее сносом пожарная бригада была выведена из Звенигорода. С этих пор старые и «ненужные» деревянные дома, которые кто-то по великой глупости называет памятниками, стали сгорать намного быстрее и чаще. Рядом с новым «очагом» культуры осенью этого года стали сооружать его близнеца – еще один торгово-офисный центр, который также стоит на месте бывших «так называемых» памятников.

Фоном для этих зданий стали два дома так называемой «пониженной этажности»


Подобные «малоэтажные» и «среднеэтажные» строения, согласно обсуждаемому нами сегодня современному плану развития города, получат свои законные права на прописку в историческом центре.
Теперь обратим внимание на противоположную сторону улицы. Здесь до недавнего времени стоял памятник истории – торговые ряды начала ХХ века,


после революции в нем была помещена первая в Звенигороде электростанция, затем здание было надстроено, и в нем долгое время располагались городская и районная администрации. Оно было снесено в первой половине августа 2006 г., а на его месте построен гостиничный комплекс, имитирующий некоторые архитектурные элементы прежней постройки.

Но гостиничный бизнес требует больших вложений, которые окупаются не скоро, поэтому сейчас строение сдается под банк, медицинский центр и салон красоты. На той же стороне улицы мы можем увидеть новый пятиглавый Вознесенский храм.

Его кирпичный предшественник был разобран в 30-40-е годы ХХ века. Он был намного скромнее современного храма, однако, хотя и не являлся выдающимся архитектурным произведением, не входил в контраст с подлинными жемчужинами Звенигорода – двумя древними белокаменными соборами – Успенским и Рождественским. Новый храм стал ярким символом новой эпохи, которая, как и предыдущая советская, основывается на полном отрицании всех без исключения устоев прошлого. Напротив храма год назад появился причудливое сооружение с изысканными формами.

Роль своеобразной ширмы, отгораживающей храм от городских построек на западе, играет еще один жилой комплекс «пониженной этажности», построенный на месте памятника истории и культуры второй половины XIX века.

Согласно недавно опубликованному источнику в конце того же столетия перед этим домом, на траве, собиралась звенигородская молодежь. Они устраивали чаепития. Нередким гостем на них был и молодой А. П. Чехов. В память об этом новый «малоэтажный» дом получил мемориальное название «Чехов». Под ним доживает свое последнее время жалкое строение, типичное для застройки города конца XIX – начала ХХ в.

Не правда ли, интересная экскурсия? Но будет ли она привлекать в наш город туристов? – Не предвижу сомнений – не будет.
Скоро в эту экскурсию будет внсен еще один важный объект показа.

Подробности его появления были раскрыты на общественных слушаниях 4 декабря 2012 г. по поводу застройки квартала вдоль западной части той же улицы Московской. Так что вернемся к ее началу.
Отныне фоном самого старого здания Нижнего посада – манежа (казармы), построенного в первой половине XIX в. и недавно переданного Звенигородскому музею, и храма Александра Невского станет комплекс 7-этажных домов, о котором новые собственники территории, освободившейся после разборки фабрики культтоваров, говорят, что он будет осуществлен «в классицистическом стиле». И все было бы хорошо, и даже наши возражения по поводу этажности застраиваемого в центре города квартала разбились бы о неподдающуюся никакой критике по своей святости волю собственника, который если мне не изменяет память потратил за эту землю 30 или 40 млн. долларов, если бы этот собственник не прикупил вместе с землей и полгорода мертвецов – предков потомственных звенигородцев. Покупка мертвых душ нас уже удивить не сможет, но зачем же нужно приобретать тленные останки?

Дело в том, что на части территории будущего нового квартала в XIX – первой половине ХХ в. располагалось главное кладбище Звенигорода. На нем погребены останки всех представителей городской и уездной администраций, купечество и мещанство, проживавшее на Нижнем посаде. В середине ХХ в. кладбище было закрыто, и всех горожан стали хоронить на Верхнем посаде – на приходском кладбище храма Рождества Христова. А на части территории нижнепосадского кладбища еще в довоенное время была построена фабрика, а в послевоенное – магазины и кафе. Недавно к ним прибавился приходской дом церкви Александра Невского, а в прошлом году – двухэтажный торговый центр, при возведении фундаментов которых останки предков вывозились с грунтом в неизвестном направлении. Также это будет осуществляться, по-видимому, и при возведении нового жилого комплекса, хотя нам было обещано, что в случае обнаружения костей, они будут перезахоронены в ином, достойном месте. Но если строительство на кладбище – месте, имеющем назидательное и сакральное значение для большинства мировых религий – можно простить советской власти, которая исповедовала безверие в воскресение мертвых, и, тем не менее, превращала мертвые тела в объект религиозного культа, то никак нельзя простить это нашему мегапросвещенному времени, демогогично кричащему на каждом углу о приоритете общечеловеческих ценностей и монотонно чеканящему рифму о «любви к … гробам» и пепелищам.
Современный Звенигород в точности копирует судьбу своей губернской столицы, близость к которой в большей степени стала основной причиной его сегодняшней гибели. Те же точечные застройки, те же внезапные исчезновения столетиями стоявших домов. Активно применяется и тактика постепенного разрушения, в рамках которой жители постепенно привыкают к исчезновению знаменательного здания: крепкий старинный дом обносится забором, лишатся отопления и столярных заполнений, затем, по прошествии некоторого времени, от него отламывается часть, разрушается кровля.



Вроде возмущения не слышно! Продолжим: разберем еще одну стену, а потом скажем, что памятник был ветхий и рухнул сам.
Такая оккупация чичиковыми Звенигорода неминуема после падения Москвы, на место которой пришел невообразимый монстр, превративший ее в безжизненную дымящуюся пустыню. Нью Москва поглотила Московский уезд, теперь закусывает губернией. Этот монстр пожирает и сжигает в своей ненасытной утробе все культурные составляющие захваченных ею территорий, втаптывая в землю всякое напоминание о происходившем прежде на ней.
То же происходит и в Звенигороде. Недавно мы были участниками еще одних общественных слушаний по поводу перевода около 100 га земли на Верхнем посаде города.

Это поле, расположенное напротив Саввино-Сторожевского монастыря и тянущееся вдоль Москвы-реки вплоть до деревни Шихово. Нам объявили о единственном из возможных способов спасти это поле от застройки – застроить его 460 коттеджами. Какие могут быть протесты? – Так хочет собственник, а воля собственника у нас закон. Да и город должен приобрести от увеличения числа новых богатых налогодателей.

Не важно, что это поле, относившееся до революции к селу Луцыну, в древности принадлежало Саввину монастырю, а после секуляризации 1664 г. – Коллегии экономии. В визуальном отношении поле – неотделимая часть одного из важнейших архитектурных ансамблей Подмосковья. Без этого поля ценность столь значительного памятника понизится. Монастырь без окружающего его вольного пространства полей и лесов увянет, зарастет, точно сорняками, безвкусными частными постройками, в которых не будет никаких исторических архитектурных элементов данной местности.

В идеале единственной формой защиты этого родственного памятнику пространства должно было бы стать включение его в охранную зону монастыря. Но рассматриваемый сегодня нами план не предусматривает этого, и не может предусматривать, потому что он составлен по заказу тех, кто осуществляет распродажу. Ведь именно для того, что бы быть проданным, это поле и вошло недавно в черту так называемого городского округа «Звенигород».
Уникальность и ценность Звенигорода для нашей истории и культуры, несомненно, заключаются в его древних и единственных в своем роде памятниках архитектуры. Но Звенигород – это даже не столько его знаменитые памятники и даже не его улицы. Звенигород – это входящие в его черту или обрамляющие его луга, поля, леса.

На протяжении нескольких веков город был окружен масштабными земельными владениями Звенигородского Успенского собора, Саввино-Сторожевского монастыря, а также знаменитых дворянских фамилий. Все вместе они сдерживали и замедляли город в его развитии. Им он и обязан своим неповторимым обликом, своим простором для взгляда. В каком еще городе вы встретите поля, рощи и леса? – А в Звенигороде они пока еще есть. Но временно – они готовятся стать невидимыми и вечными. С исчезновением этих неотъемлемых частей станет и подлинного Звенигорода. Будет другой город, отобравший у него его звучное имя, но не имеющий с ним ничего общего.
«Звенигород» становится «Москвой», «Москва» становится «Россией», Россия же пустеет, зарастает и уходит в землю.

Почему погибла Москва, превратившись в безжизненную пустыню, и почему гибнет Звенигород? – Потому что, «когда говорит золото, тогда все другие слова не действительны. Оно умеет убеждать, хотя и не имеет языка» (Святитель Григорий Богослов)
Этот губительный настрой переживался и осмысливался одинаково трагично – и в IV веке, и в начале ХХ: «Причина этого упадка повсеместно одна: повсюду угасание жизни духовной коренится в той победе мещанства, которая обуславливается возрастанием житейского благополучия. Чем больше этого благополучия и комфорта в земной обстановке человека, тем меньше он ощущает влечение к запредельному. И тем больше он наклонен к спокойному, удобному нейтралитету между добром и злом» .
Стремление к комфорту, неустанные труды по стяжанию временных благ, поиски беспечности, жажда всестороннего облегчения или полного устранения временных, видимых, трудностей основательно поселились в наших мыслях и закрепились как главные жизненные ориентиры для каждого из нас. Только они являются сейчас главной необъявленной идеей нашего общества. И эта идея – основной губитель нашей старины и нашей памяти. Больше чем любые войны и революции, оно истощает наши материальные и духовные ценности.
Для того, чтобы спасти наши города и их драгоценные памятники, защитить чистоту наших полей, незамутненность наших рек и прозрачность воздуха, мало создать грамотные генеральные планы, мало написать хорошие законы и заменить «плохих» правителей на «хороших». Нужно устранить эту разъедающую наше сознание опухоль, начав с самого себя.
Но есть ли рецепты для борьбы с ней?
Есть ли среди нас хирурги, обладающие абсолютным авторитетом, чтобы убедить всех жить не для временного и видимого, а для незримо-вечного?
––––––––––––––––


Повторяю, этому докладу Д. Седова в Центральном Совете ВООПиК чуть больше года, и что же изменилось?
Судите сами.
Всего лишь несколько примеров того же центра Звенигорода:

дом 20 по ул. Московской, памятник культурного наследия МО, состоящий под государственной охраной, давно продан и вот что от него осталось.
Криминальной администрации очень выгодно распродавать памятники без каких-либо обременений.


Улица Василия Фабричного дом 5
, памятник культурного наследия МО, состоящий под государственной охраной, уже полностью разобран собственником (местным авторитетом).



Улица Фрунзе дом 4, "Дом Бабакиных", памятник культурного наследия МО, состоящий под государственной охраной, уничтожен до основания (на его месте вырыт котлован) собственником местной спасательной станции (привет Шойгу!).


Улица Пролетарская дом 6/2 (дом С.Ф. Пискарева, кон. XIX – нач. XX в.), памятник культурного наследия МО, состоящий под государственной охраной, в марте прошлого года был профессионально подожжён со всех сторон. Собственник (М. Шагалов) делает всё возможное для полного его разрушения.


Улица Ивана Шнырева дом 8, памятник культурного наследия МО, состоящий под государственной охраной. Здание бывшего отделения милиции передано в аренду застройщику (жена бывшего и.о. главы администрации Д.И.Попова), который
уже предусмотрительно лишил его какого-либо статуса, просто перевесив номер дома на ближайший сарай. Ждём "самовозгорания бесхозной постройки".


Это только то, что в центре и на самом виду.
По каждой старой улице гуляет беспредел.
Но (для гуляй-беспредельщиков) есть и "позитив" – в центре уже почти закончено строительство большого ресторана сынком бывшего главы.


И
еще горожанам презентуют так необходимую им и очень стильную штучку рядом с Макдональдсом – торгово-развлекательный комплекс ПРЕМИУМ!
Вау!

Это как раз рядом с тем местом, где кто-то ещё что-то помнит.



Tags: памятники
Subscribe

  • Эскарповая стена Кронштадта с полигональной кладкой, 1 часть

    Оригинал здесь: Эскарповая стена Кронштадта с полигональной кладкой, 1 часть Одна из загадок Кронштадта - Эскарповая стена с полигональной…

  • Кронштадт

    Кронштадт - город-порт в России, расположенный на острове Котлин и прилегающих к нему более мелких островах Финского залива и дамбе. 01…

  • Кронштадт. Собор. Зима

    Морской Никольский собор. 1902-1913, арх. В.А.Косяков. Это если кто забыл, а так про нашу "Софию на Балтике" написано уже много,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments