АВЧ (av4) wrote in arch_heritage,
АВЧ
av4
arch_heritage

Categories:

В поисках Афанасия Григорьева. Часть 2

А.В. Чекмарёв. "Новые атрибуции церковных построек А.Г. Григорьева". Опубликовано в сборнике "Русская усадьба" Сборник Общества изучения русской усадьбы. Вып. 19 (35). М-Спб., 2014. С. 374-409.
Часть 2.
НАЧАЛО: http://arch-heritage.livejournal.com/1866581.html


Церковь Св. князя Владимира в с. Владмировка Самарской области. Фото Н. Дюковой. 2012 г.

Московских архитекторов связывала не только совместная работа по восстановлению сгоревшего города, осуществлявшаяся двумя главными ведомствами – Экспедицией кремлевского строения и Комиссией для строений, но и близкие дружеские и иногда родственные отношения. Жилярди был свидетелем на свадьбе Бове, а Григорьев женился на сестре архитекторов Шестаковых.[i] Документально известно, что некоторые спроектированные Григорьевым храмы строились под надзором Ф.М. Шестакова, В.А. Балашова и И.Т. Таманского.[ii] Его и Жилярди проекты использовали московский губернский архитектор Д.Ф. Борисов и младший брат, Д.Г. Григорьев.[iii] Родственник Григорьева Федор Шестаков, зодчий более скромных способностей, также обращался в собственных проектах к идеям своего шурина. Известно, что и сам Григорьев не только для Жилярди, но и для О.И. Бове и Ф.К. Соколова выполнял рабочую графику по ряду их московских проектов частных особняков.[iv] На многих проектах одновременно стоит несколько подписей архитекторов, и не всегда понятно, какие из них визирующие, а какие имеют отношение к авторству. Все эти факты усложняют выявление роли каждого конкретного зодчего в пестром калейдоскопе архитектуры московского ампира.


DSC_8651
Церковь в с. Воздвиженское Московской области. Проект 1834, строительство 1838-1847 гг., арх. Д.Ф. Борисов.


Успенская церковь в с. Подсосино Московской области. 1827 г. Фото Н. Титкова


Церковь Рождества Иоанна Предтечи в с. Ивановское Московской области. 1831 г. Фото А. Агафонова. 1999 г.


Церковь Успения в с. Стромынь Московской области. 1821-1827 гг.

Ценность каждой убедительной атрибуции существенна, поскольку позволяет конкретизировать индивидуальный вклад того или иного мастера. Для Григорьева, входившего в тройку лидеров стиля (Жилярди-Бове-Григорьев), обнаружение новых реализованных произведений имеет особую важность. Исследователями отмечался досадный дефицит его достоверных работ.[v] Согласно современным представлениям, Григорьев существует как бы в двух ипостасях. Первая – скромный помощник Жилярди на нескольких известных московских объектах, вторая – автор большого количества уверенных и стильных проектов с выраженным авторским почерком и, заметим – подписных. И эти два Григорьева почти не пересекаются в пространстве сохранившегося архитектурного наследия.

По части церковной темы с ним достоверно связываются считанные постройки. Подвергнуты сомнению долго бытовавшие в москвоведении атрибуции городских храмов. По последним данным, авторство Григорьева в отношении Троицкой церкви на Пятницком кладбище (1830-1835 гг., арх. Ф.М. Шестакова и В.И. Балашов), Воскресения Словущего на Ваганьковском кладбище (1819-1824) и Троицкой церкви в Вишняках (перестраивалась с 1804 гг. по конец 1830-х гг., Ф.М. Шестакову и Н.И. Козловскому принадлежит проект колокольни 1826 г.) не подтверждается источниками. [vi] Эти постройки не находят прямых параллелей и в графике Григорьева.

3573629dwd
Церковь Троицы на Пятницком кладбище в Москве

0_9057f_41dd0217_-2-XXXL
Церковь Воскресения Словущего на Ваганьковском кладбище в Москве

800_cd83e22cf14aa09381e35eb16ec9bde3
Церковь Троицы в Вишняках в Москве. Фото В. Шульца. 1999 г.

Еще ранее под сомнение была поставлена принадлежность Григорьеву проекта церкви Вознесения у Никитских ворот. Выяснилось, что храм перестраивался долго и поэтапно, с 1827 г. – по проекту Ф.М. Шестакова, вплоть до его смерти в 1836 г.[vii] Е.А. Белецкая предполагала, что Григорьев мог завершать строительство в конце 1830-х гг. на основе шестаковских чертежей. В то же время, она сама опубликовала предполагаемый проект фасада Вознесенской церкви, принадлежащий Григорьеву, не совсем совпадающий с обликом возведенного здания.[viii] Так что вопрос о связи архитектора с этим значительным московским объектом остается до конца неясным.

000171
Церковь Вознесения у Никитских ворот в Москве. Фото 1881 г.

15686
А.Г. Григорьев. Проект церкви Вознесения у Никитских ворот. Проект для второго этапа строительства. После 1825 г. РГИА

Сейчас Григорьев является бесспорным автором только двух подмосковных церквей - Троицкой церкви в усадьбе Олсуфьевых Ершово под Звенигородом (1826-1829) и церкви Воскресения Христова в с. Волочаново Шереметевых под Волоколамском (1825-1830).[ix] Храм в Ершове существует в виде воссозданной копии 1990-х гг., а от волочановской церкви осталась лишь руинированная нижняя часть на высоту колонн портиков.


А.Г. Григорьев. Проект церкви в усадьбе Ершово. 1825-1826 гг. ГИМ

15687
Троицкая церковь в усадьбе Ершово Московской области. Фото 1920-х гг.


Троицкая церковь в усадьбе Ершово Московской области. Воссоздание 1990-х гг.



А.Г. Григорьев. Проект церкви в усадьбе Волочаново. 1825 г. ЦИАМ

02
Церковь Воскресения Христова в усадьбе Волочаново Московской области. Фото 1897 г.


Церковь в усадьбе Волочаново Московской области. Современное состояние

Сложилась неадекватная ситуация, когда от крупного зодчего, автора десятков красивейших церковных проектов, фактически нечего сегодня предъявить. Остается либо признать, что его великолепные проекты принадлежали к жанру фантазийной бумажной архитектуры, что не так, либо, что они до сих пор не опознаны среди сохранившихся или утраченных, но известных памятников. Результатом произведенных автором данного текста поисков стало расширение списка церковных построек, атрибутируемых Григорьеву. Все они были реализованы не в Москве, но тесно связанными с Москвой заказчиками.

Церковь князя Владимира в селе Владимировка (Самарская область)

Среди сохранившихся на территории Самарской области церквей преобладают памятники позднего времени, потому монументальный ампирный храм села Владимировка уже одним своим стилистическим «экзотизмом» привлекает внимание. Хорошо дошедшие и ясно прочитываемые архитектурные формы выдают свое московское происхождение. Здание полностью соответствует одному из проектных чертежей А.Г. Григорьева из коллекции ГИМ.[x] Проект, содержащий фасад и план, даты не имеет. Зато известна датировка самого храма, как и имя заказчика, объясняющее появление столь необычного на местном фоне объекта. Церковь строилась с 1837 по 1844 г. по заказу и во владениях Федора Васильевича Самарина (1784-1853), богатого московского дворянина, известного своей общественной и благотворительной деятельностью.


Церковь Св. князя Владимира в с. Владимировка Самарской области. Проект А.Г. Григорьева (ГИМ) и фото В. Пылявского, 2004 г.

Самарин провел детство в приволжском имении Васильевское Сызранского уезда (Владимировка входила в его границы), купленном его отцом в 1776 г.[xi] Затем была служба в Петербурге, удачная придворная карьера (камергер, гофмейстер, шталмейстер) и неожиданная отставка по собственному желанию в 1826 г. в чине действительного статского советника. В том же году последовал переезд в Москву, где Самарин основательно занялся воспитанием детей, уделяя большое внимание общественной жизни. В его доме на углу Тверской и Газетного переулка часто устраивались великолепные балы и приемы, московская публика хорошо знала этот адрес и самого хозяина. Его семью портретировал сам В.А. Тропинин. Лето Самарины проводили либо в ближней подмосковной усадьбе Измалково, либо в далеком приволжском Васильевском, где было развитое хозяйство с большими угодьями, конным заводом, мельницами и т.д. Федор Васильевич построил в Васильевском усадьбу, разбил парк, в двух селах поставил каменные церкви.


Федор Васильевич Самарин с дочерью Марией. Худ. Ж. Верне. 1824 г.

Поскольку в 1960-х гг. усадьба Васильевское (ныне поселок Приволжье) была почти полностью разрушена в связи с затоплением территории водами Куйбышевского водохранилища, о ней практически забыли, как и обо всей строительно-хозяйственной деятельности Самариных в этом крае.[xii] И сейчас лишь храм во Владимировке остается единственным значительным уцелевшим ее свидетельством. Как и само село, основанное наряду с некоторыми другими на пустых местах отцом Федора Васильевича в конце XVIII в., куда были переселены крепостные из верхневолжских владений Самариных.

Задумывая постройку нового каменного храма в одном из своих отдаленных сел, Самарин, заказал проект известному московскому архитектору А.Г. Григорьеву. В.В. Згура, приводя сообщенный Н.С. Страховым перечень работ Григорьева, упоминает о произведенной по его же проекту в 1820-е гг. переделке дома Самарина в Тверской части.[xiii] Так что первые контакты архитектора с Самариным установились за несколько лет до начала строительства владимирского храма.

Продолжились они и позже. В 1836 г. Самарин приобрел село Никольское-Загарье в Богородском уезде Московской губернии, где лишь в начале 1840-х задумал переделку существовавшей там каменной церкви 1715 г. Проект снова был заказан Григорьеву. Среди его графики в ГИМ сохранилось несколько вариантов перестройки храма с добавлением к старой основе трапезной и колокольни.[xiv] В данный сюжет давно вкралась ошибка, вследствие которой чертежи Григорьева неверно относили и продолжают относить к несуществующему селу Загорье Горьковской области (видимо, подмосковный Богородский уезд был перепутан с Богородским уездом Нижегородской губернии).[xv] Перестроенный Григорьевым храм на самом деле находится в с. Новозагарье Павлово-Посадского района Московской области. В 1844 г. к его старому четверику были пристроены трапезная с приделами и колокольня. Однако проект был реализован не полностью, и практически нетронутым остался высокий барочный восьмерик церкви. К тому же в 1906 г. храм вновь подвергся частичной переделке по проекту архитектора В.П. Десятова. Тогда в русском стиле были полностью перестроены трапезная и колокольня. В итоге здание превратилось в странный конгломерат разновременных и разностильных частей.[xvi] Для нас важно, что дошедший со следами незавершенной григорьевской реконструкции храм служит наглядным доказательством работы архитектора по заказам Ф.В. Самарина.


А.Г. Григорьев. Ппроект перестройки церкви в с. Никольское-Загарье (Новозагарье). 1842 г. ГНИМА им. А.В. Щусева


Никольская церковь в с. Новозагарье Московской области. Фото А. Агафонова. 1999 г.

Лучшим же и наиболее полно реализованным проектом Григорьева для данного заказчика сейчас является Владимирская церковь в самарской Владимировке. Архитектор предложил крестообразную структуру, тяготеющую к центрическому плану, с примыкающей непосредственно к храму (без трапезной) трехъярусной колокольней. Крестообразную конфигурацию плана имеет один из упоминавшихся выше церковных проектов Жилярди, но Григорьев мог отталкиваться и от более раннего известного московского образца – храма Варвары Великомученицы на Варварке (1796-1804), приписываемого Р.Р. Казакову.

Западная и восточная ветви креста немного удлинены относительно двух других, но в объемном решении им придано подчиненное положение. Визуально главенствует повышенный поперечный неф, южный и северный фасады которого оформлены колоссальными арочными проемами с вмонтированными в них дорическими колоннадами. Этот заимствованный у Жилярди прием Григорьев многократно применял в своих проектах, как и способ артикуляции фасадных плоскостей участками квадрового руста. На рустованных основаниях поставлены барабан ротонды и ярусы звона колокольни. Цилиндр барабана прорезан арочными окнами, тогда как проемы среднего яруса колокольни усложнены двухколонными эдикулами, также часто встречающимися в григорьевских композициях.


Церковь Св. князя Владимира в с. Владимировка Самарской области. Фото Н. Дюковой. 2012 г.

Просматривая проектную графику Григорьева, нельзя не заметить, что он во многих своих замыслах использует одни и те же формы, водружая или «надевая» (если речь об обработке стены) их на разные планировочные основы. В самаринской церкви много перекличек с церковью села Волочанова, спроектированной зодчим для Шереметевых значительно раньше, в 1825 г.[xvii] Сопоставляя чертежи с боковыми фасадами двух церквей, можно решить, что перед нами последовательная разработка одного замысла – почти повторяются колокольни, трактовка ротонды, отделка стен и т.д. Разве что низкая трапезная, вклинившаяся между храмом и колокольней, выдает иную концепцию волочановской церкви.


А.Г. Григорьев. Проекты церквей во Владимировке и Волочанове

Эта полная стилевая идентичность двух разведенных по времени более чем на десятилетие построек говорит либо об отсутствии видимой эволюции церковной темы у архитектора, либо об использовании Самариным более раннего проекта, относящегося к 1820-м гг. Судить о наличии эволюции архитектуры храмов Григорьева и впрямь сложно, т.к. большинство чертежей не датированы и представляют собой различные варианты комбинаций форм, которые были найдены автором уже в 1810-х гг. Лишь поворот к эклектичным стилизациям в тоновском варианте в проектах середины 1840-х гг. позволяет обозначить для Григорьева окончание его затянувшегося ампирного периода.

Важно констатировать, что построенная в самарской Владимировке церковь неожиданно точно (что бывает нечасто в усадебном строительстве) следует проектному чертежу, отличаясь лишь отсутствием считанных мелких деталей – лепных венков по сторонам термальных окон, дуговых рам над арками окон барабана и упрощенной трактовкой шпиля на колокольне (последнее может объясняться поздней заменой).

Памятник в далекой от Москвы самарской глубинке принадлежит к наиболее чистым, можно сказать, эталонным образцам московского ампира, где формула стиля явлена со всей своей характерной логикой и эстетическими достоинствами. Наличие же полностью соответствующего зданию авторского проекта выделяет дошедший почти в первозданном виде храм и в кругу других работ Григорьева, корректируя географию его наследия.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ...

ПРИМЕЧАНИЯ

[i] Анна Михайловна Григорьева, сестра Федора и Александра Шестаковых, умерла в 1826 г. в 1844 г. Григорьев женился на вдове архитектора Ф.М. Шестакова (ум. в 1836 г.)

[ii] Утвержденный в 1841 г. проект А.Г. Григорьева по перестройке церкви в с. Загорье (Новозагарье) реализовывался В.А. Балашовым и И.Т. Таманским, их подпись стоит на проекте наряду с подписью Григорьева (См.: Архитектор Афанасий Григорьевич Григорьев 1782-1868. Под ред. В.И. Балдина. М., 1976. С. 57-58). Григорьевский проект церкви для с. Волочанова в 1825 г. был направлен для экспертизы В.А. Балашову и Ф.М. Шестакову, вероятно, кто-то из них затем контролировал строительство (См.: Русина О.Н. Неизвестные проекты А.Г. Григорьева из Центрального исторического архива Москвы… С.480-481).

[iii] Д.Ф. Борисов вел строительство церкви в с. Воздвиженском около Сергиева Посада (проект 1834 г., строительство 1838-1847 гг.), представляющей тип церкви-колокольни, созвучный по формам спроектированной Григорьевым церкви в усадьбе Ершово. Также Борисов пристроил колокольню к церкви Троицы в Полях, использовав проект Жилярди. Д.Г. Григорьев построил характерную для проектов А.Г. Григорьева колокольню при церкви в с. Сивково под Можайском.

[iv] См.: Архитектор Афанасий Григорьевич Григорьев 1782-1868. Под ред. В.И. Балдина… С. 16.

[v] О.Н. Русина отмечает, что еще в 1911 г. на выставке, приуроченной к V съезду русских зодчих, из 42 представленных проектов Григорьева были атрибутированы только 9. По ее данным, на начало 2000-х гг. не был атрибутирован ни один проект из собраний чертежей Григорьева в Музее архитектуры и ГИМ, что не совсем соответствует действительности, т.к. давно были опознаны проектные чертежи церкви в Ершове. См.: Русина О.Н. Неизвестные проекты А.Г. Григорьева из Центрального исторического архива Москвы… С. 479.

[vi] Памятники архитектуры Москвы. Замоскворечье. М., 1994. С. 263-264.

[vii] Архитектор Афанасий Григорьевич Григорьев 1782-1868. Под ред. В.И. Балдина… С. 52-53.

[viii] Там же. С. 91.

[ix] См.: Русина О.Н. Неизвестные проекты А.Г. Григорьева из Центрального исторического архива Москвы… С. 479-485.

[x] ГИМ. 27789. Р 2788. Фотография с чертежа имеется в фототеке ГМА имени А.В. Щусева, коллекция V, негатив 38882.

[xi] См.: Александрова Н.А. Воспоминания Анны Дмитриевны Самариной // Русская усадьба. Сборник Общества изучения русской усадьбы. Вып. 12 (28). М., 2006. С. 136-159.

[xii] Главный дом усадьбы был заменен в конце 1880-х гг. новым обширным дворцом в эклектичном стиле (арх. М. Дурнов). Он был разобран в связи с предполагавшимся затоплением территории усадьбы водохранилищем, однако в реальности вода до места дома не дошла. В настоящее время от усадьбы Самариных сохранилось несколько хозяйственных построек.

[xiii] Этот факт по рукописи В.В. Згуры приводит Е.А. Белецкая в кн.: Афанасий Григорьевич Григорьев (1782-1868) Под ред. В.И. Балдина. М., 1976. С. 16.

[xiv] Там же. С. 22, 57-58.

[xv] Эта неверная географическая идентификация содержится уже в статье Введенской, где впервые были опубликованы чертежи проектов перестройки церкви: Введенская А.Г. Архитектор А.Г. Григорьев и его графическое наследие // «Архитектурное наследство». №9. М-Л., 1959. С. 106-117

[xvi] Павловский Посад и храмы Павлово-Посадского района. Сост. Священник Олег Пэнэжко. Владимир, б.г. С. 31.

[xvii] Проект волочановской церкви хранится в ЦГИАМ, он опубликован в: Русина О.Н. Неизвестные проекты А.Г. Григорьева из Центрального исторического архива Москвы… С. 480-481.


Tags: av4, Григорьев, Москва, Московская область, Самарская область, ампир, архивные фотографии, исследования, классицизм, проекты, публикации, утраты, храмы
Subscribe

Recent Posts from This Community

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments