av_otus (av_otus) wrote in arch_heritage,
av_otus
av_otus
arch_heritage

Categories:

Покровская церковь в Жукле и украинские мотивы в неорусском стиле. Часть 3

Часть 1
Часть 2


Покровская церковь в с. Жукля. Фото 1910-х гг. из архива Комстадиусов. Алупкинский дворец-музей

На первый взгляд, какая мотивация вводить украинские элементы в архитектуру храма была у шведов Комстадиусов? Однако ее можно обосновать, обратившись к истории рода, родственным связям и истории самого села Жукля.
Комстадиусы – старинный шведский род, известный с XI в., основатели города Комстад. В XVII в. многие Комстадиусы перешли на польскую службу. От них и происходит русская ветвь рода. Федор Савельевич Комстадиус на русской службе находился с 1770-х годов, получил дворянство Российской империи, и во время осады Очакова снабжал русскую армию продовольствием. Один из его потомков, заказчик церкви в Жукле, Николай Николаевич Комстадиус (1864-1917) окончил Александровский лицей в Петербурге. Как и все представители рода Комстадиусов по мужской линии, он сделал военную карьеру. С 1907 г. он – генерал-майор свиты Его Величества и командир кирасирского полка. Семья Николая Николаевича постоянно проживала в Царском Селе [Царскосельский дом Комстадиусов, построенный в 1830-е гг. и перестроенный в 1910-е в неоклассических формах С.С. Корвин-Круковским, сохранился и находится по адресу: г. Пушкин, Парковая ул., 10], основная их загородная усадьба располагалась в Крыму, в Мисхоре и называлась Мурад-Авур. Главный ее дом был построен в 1909-1911 гг. по проекту Н.П. Краснова и сохранился до настоящего времени. Еще одна усадьба Комстадиусов – Фалеевка в Херсонской губернии – не сохранилась, впрочем, как и Жукля (если не считать церкви), доставшаяся им как старинное владение Синельниковых, с которыми они породнились в первой половине XIX в.


Н.Н.Комстадиус с детьми. Фото нач. ХХ в.

Село Жукля было основано в начале XVI века переселенцами из Литвы. Долгое время оно принадлежало семье Апостолов, и последний выборный гетман Левобережной Украины Даниил Апостол числится среди его владельцев. После пресекшегося рода Апостолов Жукля перешла к их родственникам Синельниковым, а с ними Комстадиусы породнились многократно. Из Синельниковых были и бабка Николая Николаевича Комстадиуса Авдотья Васильевна – внучка основателя и первого губернатора Екатеринослава Ивана Максимовича Синельникова, и мать Софья Николаевна. Так что строитель церкви в Жукле не мог не осознавать своей кровной связи с историей Малороссии.
С большей степенью вероятности можно предполагать включенность в украинский контекст архитектора, и это предположение нашло подтверждение в архивном источнике. В собрании графики Музея архитектуры им. А.В. Щусева в Москве мною в 2009 г. были обнаружены чертежи церкви, принадлежащие известному петербургскому зодчему Андрею Евгеньевичу Белогруду [ГНИМА (МуАр). Р I 5043]. В картотеке проект датирован 1911-1913 годами и почти полностью соответствует построенному зданию. Это полный комплект чертежей фасадов, план, разрез, перспектива. Все грубые и схематичные детали, вроде «недообработанных» боковых перспективных порталов, не являются следствием удешевления проекта и входили в авторский замысел. Остался не отделанным только западный портал (у Белогруда показаны колонки по сторонам и заполнение тимпана фресковой или керамической композицией).


А.Е.Белогруд. проект церкви в Жукле. МуАр (ГНИМА)

Личность архитектора, как кажется, позволяет многое объяснить, в том числе и предвосхищающие постмодернизм вольности и «небрежности» стилизации. Многие другие работы Белогруда, несмотря на совсем другую стилистику, методологически представляют несомненные аналогии церкви в Жукле. Пропорциональные «сдвиги», странные, неуклюжие или нелогичные детали можно видеть и в самой известной его постройке – доходном доме К.И. Розенштейна на Большом проспекте Петроградской стороны (1913-1915), и в портале несохранившегося «Спортинг-паласа» на Каменноостровском проспекте в Петербурге (1910), и в зданиях конторы (доме для служащих) в усадьбе Харитоненко Парафиевка и птичника в усадьбе Олив Качановка (1912-1914) [Ежегодник Императорского общества архитекторов-художников. Вып. 7. 1912. С. 22-24; вып. 9. 1914. С. 43, 46]. В них Белогруд то ли иронизирует, то ли всерьез пытается противостоять классической гармонии и академической школе, воспитанником которой он, безусловно, был как ученик Л.Н. Бенуа и выпускник Императорской академии художеств.


Птичник в усадьбе Качановка. Фото 1914 г.

Важно и то, что Белогруд работал на Украине. Это не только служебные постройки в Парафиевке и Качановке, принадлежавшей в ту пору семье Олив, но и принесшие ему известность исследования и реставрация дворца К.Г. Разумовского в Батурине.

В советское время А.Е. Белогруд сохранил приверженность ордерной архитектуре, однако проекты его остались в основном нереализованными. Как мастер-неоклассицист он и позиционировался во всех публикациях, посвященных его творчеству. Упоминаний о работах в неорусском стиле и в жанре церковной архитектуры не было, хотя в том же собрании чертежей имеется его ученический проект церкви, стилизующий приемы псковского зодчества. Кроме того, там есть проект центрической церкви в ренессансно-маньеристической стилистике и проект церкви, почти повторяющий решение угловых храмов Смольного монастыря. Причины вполне понятны: не было нужды обращать внимание на единичные проекты, выпадающие жанрово, идеологически и стилистически из магистральной линии признанного, считающегося советским мастера. Подобная ситуация сложилась с творческими биографиями Л.А. Ильина, А.В. Кузнецова, Б.М. Великовского, успешно работавших после 1917 г., но спроектировавших в свое время по одному-два храма в неорусском стиле. Конечно, и самим архитекторам вспоминать об этих проектах было не к лицу.

Дополняя список работ А.Е. Белогруда церковью в Жукле и упомянутыми проектами церквей, мы получаем возможность судить о нем как о мастере более широкого диапазона. Одновременно своеобразный памятник обретает авторство и таким образом пополняет собой ряд храмов неорусского стиля, спроектированных крупными столичными зодчими для усадеб и монастырей на территории Украины.

Итак, казалось бы, в истории с атрибуцией Покровской церкви можно поставить точку. Однако она имеет неожиданное продолжение, нарушающее стройность приведенной аналитической концепции и ставящее новые вопросы. В 2011 г. в Киеве вышла монография уроженца села, краеведа и общественного деятеля В.Е. Устименко, посвященная истории храма в Жукле [Устименко В.Є. Зведи свiй храм. Киев, 2011. Автор благодарит В.Е. Устименко за возможность ознакомиться с результатами его исследования]. Автор публикует документы «Дела по отношении Черниговской духовной консистории об утверждении чертежей на постройку церкви в с. Жукля Сосницкого уезда на 20 листах», в том числе чертежи фасадов Покровской церкви, датированные 1913 годом и подписанные А.Е. Белогрудом [Очевидно, это копии, снятые с оригинальных чертежей, хранящихся в ГНИМА]. Согласно этим документам, хранящимся в Государственном архиве Черниговской области, проект был утвержден 6 июня 1913 г., а наблюдение за работами приняли на себя Белогруд и его помощник П.Е. Княгиницкий [Державний архiв Чернiгiвської обл. Ф. 679, оп. 3, д. 252]. Но помимо этого автор публикует сохраненную жителями села рукопись статьи под названием «Торжество основания нового храма в селе Жукля Сосницкого уезда», подготовленную первым настоятелем Покровской церкви о. Сергием Иваницким для журнала Черниговской епархии «Вера и жизнь» [Устименко В.Є. Указ. соч. С. 71-73]. Священник сообщает: «Проект храма составлен Великим князем Петром Николаевичем Романовым. Этот храм явится памятником самобытной древне-русской культуры, идеализацией и популяризацией свято-русской истории, овеянный трогательными традициями истовоправославно-церковной старины. Строится храм архитектором-художником А.Е. Белогруд (которому, к слову сказать, поручена и реставрация дворца графов Разумовских в м. Батурине Конотопского уезда) с помощником его П.Е. Княгиницким». Иваницкий, описывая торжественную церемонию закладки, состоявшуюся задолго до утверждения проекта, 10-11 июля 1911 г., упоминает о присутствии на ней Белогруда, а также то, что великому князю Петру Николаевичу была послана приветственная телеграмма.


А.Е.Белогруд. Проект церкви в Жукле. 1913. Государственный архив черниговской области (из книги В.Е.Устименко)

В.Е. Устименко пишет, что все трое – Н.Н. Комстадиус, великий князь Петр Николаевич и А.Е. Белогруд – хорошо знали друг друга. Двое первых совершили в 1892 г. совместное путешествие по Европе, Египту, Сирии, Палестине и другим странам [Устименко В.Є. Указ. соч. С. 37]. Великий князь Петр Николаевич Романов упоминается как автор эскизных проектов Никольского собора в киевском Покровском монастыре (1896-1911, строительство вел арх. В.Н. Николаев), храма-памятника русским морякам в Мукдене (1911-1912) и церкви Смоленского скита на Валааме (1915-1917). Однако его авторская графика неизвестна, и неясно, насколько разработанными были его архитектурные замыслы. Соответственно, сегодня невозможно выяснить, каков вклад великого князя в проект церкви в Жукле – является ли он основным автором, поручившим Белогруду лишь инженерную часть и надзор за стройкой, или же его эскиз был весьма схематичным, и Белогруд довел его до проектного вида, внеся немало своего. Исходя из того, что Петр Николаевич оставался все же дилетантом, отмеченные выше «странности» в облике Покровской церкви («сдвиг» пропорций, схематизм деталей и т.д.) можно объяснить именно этим фактором, а не творческой игрой Белогруда. В таком случае следует признать, что дилетантизм замыслов великого князя и свободная, ироничная манера Белогруда удивительным образом совпали в достигнутом художественном результате.

Обращает на себя внимание несомненное сходство Покровской церкви с храмом Смоленского скита на Валааме, также имеющим схематичное, «иконное» решение. Храм на Валааме представляет собой, как и церковь в Жукле, простой одноглавый объем с довольно сухими геометризированными формами, к которому примыкают контрфорсы, притвор, звонница, придающие динамику и живописность. Похожи формы закомар и их соотношения с простыми арочными окнами. Северо-восточная пристройка имеет односкатную кровлю с плавным изгибом – точь-в-точь, как у боковых «крыльев» притвора, несущего ярус звона в Жукле. Но главное – у валаамской церкви апсида прорезана оконным проемом в форме восьмиконечного креста с косой перекладиной. И, наконец, храм-памятник в Мукдене, в целом совершенно иной по архитектурному решению и стилистике, также имеет в апсиде оконный проем в виде креста. Это можно считать главным подтверждением, как минимум, того, что идея самых оригинальных, если не сказать, чудных элементов Покровской церкви (а как максимум – ее облика в полном объеме) принадлежит именно великому князю Петру Николаевичу. В связи с этим можно говорить о назревшей потребности отдельного исследования, посвященного его архитектурным работам.




Церковь Смоленского скита на Валааме. Фото С.Тихомирова 2009 г.



Храм-памятник в Мукдене. Фото нач. ХХ в.

В заключение несколько слов о судьбе Покровской церкви. Несмотря на то что в 1934 г. она была закрыта, ее архитектура совершенно не понесла утрат. Сохранились даже подлинные кресты на куполах. Об этом можно судить по фотографии, переданной в собрание Алупкинского дворца-музея сыном Н.Н. Комстадиуса Николаем, проживавшим во Франции [Автор благодарит Г.Г. Филатову за предоставление возможности копирования этой фотографии, ранее считавшейся неатрибутированной]. Однако внутреннее убранство утрачено полностью, и судить о нем мы не можем. По сведениям В.Е. Устименко, судно с заказанными Н.Н. Комстадиусом в Греции образами для иконостаса затонуло во время Первой мировой войны [Устименко В.Є. Указ. соч. С. 75]. На фотографиях 1990-х гг. церковь предстает с ржавыми покрытиями куполов и кровли. После открытия храма кровля была покрыта оцинковкой, купола выкрашены в зеленый, а в конце 2000-х – в синий цвет. В 2009 г. храм стал объектом борьбы между Московским и Киевским патриархатами и ныне принадлежит Украинской православной церкви Киевского патриархата. В 2011 г. отмечалось столетие храма.
Кроме храма в Жукле сохранилось школьное здание, построенное Комстадиусами – скромная постройка эклектичной архитектуры с кирпичным первым этажом и деревянным вторым. Усадебный дом сожжен в 1918 г.



Съемка церкви в Жукле - 2006 г. С тех пор ее вид претерпел некоторые изменения: http://arch-heritage.livejournal.com/669104.html, http://arch-heritage.livejournal.com/1787137.html

Tags: av_otus, Валаам, Дальнее зарубежье, Украина, Черниговская область, архграфика, архивные фотографии, неоклассицизм, неорусский стиль, публикации, храмы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments