December 28th, 2013

"Тёплый" храм Николая Чудотворца в подмосковном с. Гребнево

В конце 1816 года для работ в усадьбе Гребнево был приглашён архитектор Игнатий Иванович Ольделли (ок. 1795-после 1840). По контракту, заключённому с ним 26 ноября 1816 года, молодой архитектор принимал на себя обязательства по постройке новой церкви с колокольней, перестройке прежней и «переделке дому с флигелями как снаружи, так и внутри».
Масштабные строительные работы в усадьбе началась в 1817 году с возведения нового, тёплого храма («зимней церкви») Николая Чудотворца, которому суждено было стать основной вертикальной осью всего усадебного ансамбля.


По словам М.А. Ильина, архитектура храма «представляет редкий тип, повторяющий древнюю форму храма «иже под колоколы», то есть когда собственно церковь увенчивалась колокольней. Зимняя церковь Гребнева подчёркнуто торжественна...
( краткая история, планы и интерьеры, 28 фото... )

Старый Орел. Крестительское кладбище. Варвара Александровна Гулевич.

Этот памятник, скромно лежащий за лавкой, на Крестительском кладбище Орла, я помню с детства. Проходя мимо него с родителями, я всегда останавливалась и читала по-слогам выведенную на нем диковинным древнерусским шрифтом надпись: «Варвара Александровна Гулевич скончалась 1868 года мая 6 дня». С тех давних пор затаилось у меня любопытство и желание узнать хоть что-нибудь о жизни этой так давно умершей женщины.


Посмотреть на Яндекс.Фотках
1

И 20 с лишним лет спустя, небольшой камень из черного гранита лежит на том же месте, почти у самой стены Иоано-Крестительского храма. Со временем, я поняла, что интриговавший меня в детстве гранитный валун не весь памятник, а только его основание. Об этом, говорит прямоугольное отверстие в верхней его части. В него прежде крепился крест или скульптура из дерева, металла или другого материала. Очевидным стало и то, что изначально памятник Варваре Гулевич стоял не здесь, почти на тропинке, а в другом месте. Может на одном из соседних участков, откуда его вынесли при устройстве новых захоронений уже в ХХ веке.
Жаль, конечно, что нет, ни целого надгробия, ни точного места захоронения. Однако уже одно то, что сохранилась хотя бы часть памятника и имя его «владелицы» - большая удача. Скудность информации на нем (ни девичьей фамилии, ни года рождения), не сулила быстрых и удачных поисков. И при большем количестве данных изыскания мои часто заканчивались ничем. Но на этот раз мне повезло.

Продолжение в моём журнале