September 5th, 2015

  • koloma9

Что в твоем декоре ампир?

Я вовсе не являюсь любителем архитектуры классицизма  Как вы наверное помните мои основные усилия сосредоточены на исскустве модерна и его композиционных приемах в частности . Но одна интересная цитата  Дмитрия Сарабьянова в его книге Стиль Модерн привела меня к некоторым размышлениям о закате классицизма. Вот она.

.......Ампир, например, "любит" свободную скульптурную деталь на фоне гладкой поверхности стены; в нем есть та самая любовь к пустоте, которая вновь появляется и в модерне после долгого  периода боязни пустоты в годы эклектики....

Первоначальный мой посыл был выявить какие  либо еще отличия декора ампира от предыдущих стилистик и последующих. Идею я глубоко не прорабатывал и набор памятников  пока не велик.  Но на приведенных примерах будет видно как в ампире назревают следы последующих годов эклектики. Когда декор мог приобретать вид "ковра" покрывающего стены здания.  И первый простой шаг к ковровому фасаду эклектики состоит в утрате смысловой нагрузки декора.  Как известно европейская классическая архитектура должна была быть питаема из античных источников. Поэтому доспех  русского? витязя на Александровской колонне в Петербурге это явный пример надвигающегося эклектизма.
Барельеф Александровской колонны в Петербурге.

Collapse )

На графских развалинах: Сосновка Бенкендорфов

marina_klimkova: На графских развалинах: Сосновка Бенкендорфов
Просматривая фотографии прошлого года, наткнулась на большую папку, свидетельствующую о поездке в Сосновку.

20 сентября 2014 года
Сосновка. Тамбовская область. Фото 20 сентября 2014 года

О том, что село Сосновка Моршанского уезда (ныне районный центр Тамбовской области) в конце XVIII века было подарено императором Павлом I графу, генералу, бывшему военному рижскому губернатору Христофору Ивановичу Бенкендорфу,  известно по документам. Однако в вышедших в 2012 году воспоминаниях генерала Александра Христофоровича Бенкендорфа об этом ничего не говорится. Тем не менее, после смерти Христофора Ивановича Сосновка досталась по наследству именно его двум сыновьям  – Александру (1783–1844) и Константину (1785–1828) Христофоровичам, а после них – потомкам.
Collapse )