November 26th, 2017

  • koloma9

Полет с Трезини.

Движение барокко. О нем писали великие. Одна из работ Вельфлина так и начиналась.

Барокко это пышность и движение.

Но как это работает на практике? Что и куда движется?
О том что некоторые памятники барокко должны вызывать у зрителя состояние близкое к зрительным галлюцинациям указывал и Грабарь.

Глаз путается и теряется в этих опьяняющих волнах форм и воспринимает такую сложную систему подымающихся, опускающихся, уходящих и надвигающихся, то подчеркнутых, то теряющихся линий, что не знаешь какая же из них верная.

Ну вот на фотографии ниже одно из великолепных творений Трезини. Неужели вы не пережили всего выше сказанного?  Разве ничего у вас перед глазами не движется и не пьянит?




Манеж 1-го Кадетского корпуса на Университетской набережной



Тому есть не трудное объяснение. Оценка любого художественного произведения требует подготовки. Азы этой подготовки быстро уходят из людской памяти. Трудно поверить, но в конце 19 века европейцам пришлось рассказывать о их же искусстве. Прошло чуть больше 300 лет со времени жизни Миккеланджело, а швейцарец Вельфлин фактически открыл барокко заново. Его книга Ренессанс и барокко по-прежнему может стать для вас волшебной дверцей в искусство.
Вышесказанное однако, не весь путь к двигающимся зданиям. Только подумайте сколько можно на наркотиках сэкономить если они все-таки начнут изображать волну форм?
Базовую вещь как-то произнес на  одной своей лекции Лисовский Владимир Григорьевич. Архитектурные формы никогда не существовали в природе. Все что вы видите на фасадах зданий ( к примеру колонны, наличники, окна и двери) -плод человеческого ума.    Цитирую я вольно по памяти. Но в этой формулировке для меня есть очень важная мысль. Прежде чем начнете что-то двигать, выстройте эти формы по порядку. Так что бы они для вашего человеческого взгляда выглядяли "нормальными".

Collapse )

Президиум петербургского ВООПиК потребует от губернатора отставки главы КГИОП



Председатель КГИОП Сергей Макаров

23 ноября 2017 г. сайт "Хранители Наследия" поместил у себя подряд два материала об остром конфликте, возникшем в Петербурге между руководством городского отделения ВООПиК и председателем КГИОП С. Макаровым. Конфликт, который, судя по всему, обнажил и назревавшие противоречия внутри руководства самого градозащитного движения. "ХН" сообщили, что Петербургское отделение ВООПИК в ближайшие дни официально обратится к губернатору Санкт-Петербурга Георгию Полтавченко с просьбой отправить в отставку председателя городского Комитета по госконтролю, использованию и охране памятников истории и культуры (КГИОП) Сергея Макарова. Проект обращения был одобрен 21 ноября 2017 года на заседании президиума петербургского ВООПИК.

"ХН" ссылалось на мнение Александра Кононова, участника заседания и зампредседателя Совета петербургского отделения ВООПИК. По словам последнего, претензий к главе комитета достаточно. А основной причиной, которая вынудила градозащитников обратиться к губернатору, стал конфликт с комитетом по поводу сноса исторического дома на Ремесленной улице, 3. По словам Александра Кононова, есть и ряд других претензий к главе комитета: так, КГИОП отклоняет 99% заявок о придании статуса выявленных объектов, а число лишаемых этого статуса объектов в Петербурге, напротив, возросло.

Как известно, о новом витке обострения в отношениях между общественниками и КГИОП петербургские СМИ сообщили осенью: градозащитная «группа Сокурова», в которую входит, кстати, и Александр Кононов, пришла к выводу о бесперспективности продолжения переговоров со Смольным: «к точке невозврата привели обман и саботаж чиновников», «в судах КГИОП то и дело оказывается на стороне бизнеса» и т.д. В беседе с «Хранителями Наследия» Александр Кононов, впрочем, согласился с тем, что подобные обострения отношений в Петербурге носят ситуативный характер, но о полном прекращении взаимодействия петербургской градозащиты с властями речи все же не идет. Пока есть надежда, что переговоры и совместные заседания в городском Совете по культурному наследию смогут изменить к лучшему судьбы конкретных памятников, в этих переговорах и заседаниях нужно участвовать.

Позиция же самого Сергея Макарова хорошо известна: «Главные градозащитники в этом городе – это мы».

Collapse )


См. также: Санкт-Петербург: КГИОП получил звонкую пощёчину от ИКОМОС
См. также: КГИОП субсидировал ВООПиК на 7 млн рублей из бюджета города на лекции и экскурсии
См. также: Дом Мусина-Пушкина: историко-культурная ценность в баллах. КГИОП против МОСКОМНАСЛЕДИЯ