rvg1415 (rvg1415) wrote in arch_heritage,
rvg1415
rvg1415
arch_heritage

Categories:

Циничный захват федеральной собственности

Власть, призванная сохранять памятник истории и культуры, нанесла ему серьезный ущерб. Из информационно-аналитической газеты "Простыми словами».


Усадьба Петровское-Алабино (Демидовых), XVIII век. Объект культурного наследия федерального значения

Этой усадьбе не повезло с самого начала. Ее построил в конце XVIII века для любимой супруги Александры горнопромышленник Никита Демидов. Внук тульского кузнеца Демидова, которого Петр I сделал поставщиком оружия во время русско-шведской войны, дал заводы под Тулой и на Урале.
Александра подарила мужу наследника и двух дочерей, но пожить в усадьбе ей не удалось – она ушла из жизни за два года до завершения строительства. И здесь, под алтарем каменной церкви, нашла упокоение. Несчастный князь с тех пор разлюбил усадьбу.
Между тем это был уникальный усадебный ансамбль, самый красивый на всем протяжении Боровского тракта. В центре его стоял редкой красоты дом, сложенный из белого камня и украшенный шестнадцатью колоннами. Четыре флигеля, распложенные по углам дома, образовывали с ним единый архитектурный ансамбль.
У самого же дома даже было имя. В музее архитектуры им.Щусева есть фотография закладного камня петровского дворца, на котором высечена надпись: «Имя дому – Не забудь меня!».
Усадьба располагалась на возвышенности, отчего парк в двадцать семь десятин был всегда пронизан солнцем. По обилию скульптур Петровское могло соперничать с прославленными подмосковными Кусково и Архангельское. Его называли сокровищницей русской архитектуры, подмосковной жемчужиной.
Петровское было таким солнечным и прекрасным, что каждый день, прожитый в нем, был радостью, писала Екатерина Мещерская – одна из последних владелиц Петровского. Считается, что автор комплекса – великий архитектор прошлого Михаил Казаков, хотя в спорах звучат имена не менее великих Баженова, Старова, Львова. Есть предположение, что усадьбу посещала Екатерина II, и в ней останавливался Пушкин.


Это был уникальный усадебный ансамбль. В центре его стоял редкой красоты дом из белого камня, украшенный шестнадцатью колоннами

Отданная под крестьянский санаторий и больницу, в советское время усадьба пришла в полный упадок, а нынче пребывает в полных руинах. И почти официальный статус у нее соответствующий – погибающая.
Но сохранились части хозяйственных построек – конюшня и так называемый людской флигель. Оба здания имеют статус объекта культурного наследия и являются федеральной собственностью. Они – часть комплекса усадьбы Петровское –Алабино, в который входят также главный дом и флигели.


Здание бывшей людской – часть комплекса усадьбы Петровское – Алабино, имеющей статус объекта культурного наследия федерального значения

Сегодня в здании конюшни располагается хозяйственный магазин – на основании охранно-арендного договора предринимателя Чайки с Министерством культуры Московской области, заключенного еще в 2003 году. Здание людской по договору тоже предоставлено в пользование предпринимателю. Дальше же все пошло наперекосяк. Непостижимым образом в 2005 году ФГУП Распорядительная дирекция Министерства культуры Московской области заключила договор на аренду конюшни, людской и флигеля с неким ООО «Изумрудные поля». То есть появились еще одни арендаторы. Правда, у Чайки – договор охраны-аренды, у «полей» – аренды.
– Это уникальные памятники, – говорит Сергей Чайка. – И они должны сохраниться для будущих поколений в таком виде, как они были задуманы архитектором. В здании бывшей людской стояли печи, а пепел падал в подпол. Человек спускался в подвал и там забирал шлак – под полом были проходы. Теплый воздух снизу согревал помещение. Такая воздушная прослойка, кроме того, удаляла влагу, сохраняя кирпич от разрушения. Это уникальное инженерное решение – пол с подогревом. И особенно поражает, что появился он еще в XVIII веке, до вторжения Наполеона в Россию.
Пока не будем вмешиваться в спор арендаторов, это отдельная тема. Но вот то, что происходило дальше, не может не волновать здесь и сейчас.
В 2014 году аптека съехала из исторического здания, а людскую облюбовала администрация городского поселения Калининец. И пошла плясать губерния! Начался бурный ремонт. В ход пошли бетономешалка, доски, бревна, плиты. Пыль столбом стояла. Нанятые строители выломали вполне себе добротные деревянные полы и перегородки, замуровали существовавший вход. Чиновникам сподручнее показалось заходить в здание со двора. И при въезде во двор повесили «кирпич»: подъезд к людской людям запрещен.
Про закон, суть которого вкратце состоит в том, что менять конструкцию памятника нельзя, чиновники не знали. Или, зная, плюнули на него. Что одинаково плохо. На чиновничьем языке, впрочем, эти разрушительные действия назывались так: «администрация произвела ряд мероприятий по сохранению флигеля».
По некоторым данным, ремонт делали те же частники, которые были задействованы на реконструкции здания бывшего Дома офицеров. Во всяком случае, дверь замуровали теми же блоками, которые использовали на реставрации здания. Оттуда же привозили строительные смеси, шпаклевку, стройматериалы. Оттуда привлекался транспорт.




Дверь бывшей АПТЕКИ замуровали теми же блоками, которые использовали на реставрации здания АГДО

Неизвестно, за счет каких средств шел этот ремонт. Не хочется думать, что услуги фирмы были оплачены бюджетными деньгами, хотя слухи об этом ходят упорно.
Но есть еще очень важное обстоятельство. Ремонт памятников архитектуры принципиально отличается от ремонта других сооружений. Его имеют право проводить только организации, имеющие на то лицензию Министерства культуры РФ. И только после того, как будет подготовлен пакет разрешительной документации в соответствии с действующим законодательством. И только после того, как будут проведены научно-исследовательские, изыскательские и проектные работы, разработан и утвержден проект реставрации памятника. И больше никто и никогда. Ремонт архитектурного памятника предполагает наряду с другими обязательное условие по сохранению внешнего облика и интерьеров, то есть предмета охраны памятника.
На практике в здании была осуществлена перепланировка со сносом некоторых стен. И это грубейшее нарушение законодательства об охране памятников.









По требованию прокуратуры администрация освободила от себя помещение. Уходя, действующие сотрудники администрации гп Калининец повесили на здании табличку… “Изумрудные поля”. Дескать, здесь занято и трогать нельзя. Застолбили. На самом деле в здании разместился “Петровский клуб” – после того, как его потеснила администрация, вынужденная освободить “людскую”. Вот такая рокировочка.


Уходя по требованию прокуратуры из памятника архитектуры, администрация гп Калининец застолбила его за «Изумрудными полями»

Говорят, что в усадьбе Демидова до сих пор происходят странные мистические события: у кого-то отказывает в работе фотоаппаратура, кто-то видит женский силуэт среди деревьев… Не знаем, как насчет мистики, но то, что в отношении усадьбы нарушается закон, – это очевидно.
Объект культурного наследия, людской флигель простоял 235 лет, пережив все войны и перипетии прошедших веков. Но сильно пострадал в результате ремонта XXI века. И самое главное – пострадал от рук власти, призванной быть ею хранимым.
Стыдно и больно за разрушение такого ценнейшего пласта культуры, как дворянские усадьбы. Остатки одной из красивейших из них исчезают на наших глазах. И то, что не успело сделать время, делают люди.
Напомним властям поселения: утраченный памятник – это утрата части культуры. Если человек равнодушен к памятникам истории своей страны – он равнодушен к своей стране. И своему поселению.

Ирина Васильева

(Об усадьбе ПЕТРОВСКОЕ-АЛАБИНО)

Tags: памятники
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments