Роман и Дарья Нуриевы (roman_i_darija) wrote in arch_heritage,
Роман и Дарья Нуриевы
roman_i_darija
arch_heritage

Category:

Крышами Львова. Часть 2. Грязная работа.



...К восьми утра успеваю на планерку работников ЛКП «Старый лев», которые по-старому называют свое учреждение «жесом». В темном коридоре возле актового зала висят плакаты про экономию воды, электроэнергии и тепла. Свет тут выключен, наверное, из экономии.

Молодой человек в черном спортивном костюме с желтыми полосками – чстильщик дымовых и вентиляционных каналов третьего разряда, или трубочист Андрей.

– Вижу, у вас одежда без пуговиц, а ведь есть примета про пуговицы трубочиста. Вы с этим не сталкивались, пуговицы вам не отрывали?
– Я не хожу в форме. Мало кто знает, что я трубочист.
– А сами вы какие-то приметы имеете? Что-то делаете перед тем, как на крышу залезть?
– Приметы? Молитва. Говорю: «Господи, помоги мне, чтоб я не упал». Бог бережет меня.
– Вы без страховки лазите?
– Бывает, что со страховкой. Дело в том, что человек боится высоты, когда там мало бывает. А когда ты уже каждый день там бываешь, то у тебя вырабатывается как бы равновесие. Можешь уже себе ориентироваться, как кот. Но все равно надо смотреть, потому что крыши старые...


– И как вам Львов с крыш?
– Очень красивый. Вижу такой, какой никто не видит.



– А что вы там делаете?
– Гирю в трубу кидаем. Бывает, что и стенки разбиваем, потому что гиря не помогает – есть такие старые завалы.



– А в дымоход вы лазите, как Санта Клаус?
– Один раз было, на улице Федорова. Там есть такой дымоход, что человек может залезть. В основном-то каналы маленькие. Там кое-что упало из инструмента, что нельзя было там оставлять: могло загореться, вреда еще кому-то наделать.
– Перемазались?
– Конечно.
– А вообще очень грязная работа?
– Да. Сажа – она такая штука, что ее главное с водой не мешать. Если ее намочишь, всё. А когда она сухая, то она просто стряхивается (трубочист проводит рукой по своим желтым полоскам). Есть разные виды сажи, шесть или семь. Есть летучая сажа: такая, что очень легкая, ее поднимает в воздух. Есть клейковая сажа: такая, что ее только сдирать надо. Есть зернистая сажа – она скручивается…
– А откуда она берется, если сейчас газом топят?
– Да еще лежит старая сажа,которой по сто лет. И сейчас, с подорожанием газа, люди пытаются, если имеют дома старые печки, там жечь дрова.

Обычно трубочисты работают вдвоем. Один зажигает печь, другой смотрит дымоход на крыше. Переговариваются между собой по рации. Напарник Андрея уже седой, но трубочистом работает ненамного больше его, пять лет. С гирей по крышам Алексей стал лазить после того, как вышел на пенсию, и загрустил.

– Раньше, когда топили углем и деревом, трубочисты имели больше работы, – рассказывает Алексей так важно, будто сам работал в те времена. – Камины зарастали сажей, и или взрывались и вызывали пожар, или не было тяги, и люди шли с этого света. Так что трубочист был уважаемый человек, его все приглашали, наливали кофе, сто грамм. А мы теперь кофе пьем, а сто грамм – такого не практикуем.



– А что вам нравится в вашей работе?
– Это довольно грустная работа, как может нравится… Романтики мало. Условия во Львове понятные: то дождь, то снег, то еще какая-то халепа. Так-то работа веселая, потому что трубочиста надо за пуговицу потереть, и так далее. Но временами видишь такие картины, что от них становится жутко. Я уже видел двух покойников: одну в ванной, а другую на кровати. Две в одной и той самой квартире через три месяца умерли из-за отравления чадным газом. Вентиляция работала, но просто слишком много было этого чада на квартиру, если взять, включить конфорку, все четыре, и включить еще духовку, плюс две печки.
– От нелегальных подключений тоже отравляются?
– Непонятно, почему люди, которые делают такие вещи, не приглашают сначала трубочистов, чтобы они проверили, кто в каком канале подключен. Подключаются, не думая про то, что там канал вентиляционный, и то всё через вентиляцию идет прямо в помещение соседей. Душат соседей своим чадным газом.

Андрей возвращается с кульком, из которого радостно вытягивает настоящую трубочистную гирю.



– А вы бывали в доме, где на крыше стоит памятник трубочисту?
– Были. Мы там даже работу делали, чистили. И тот трубочист весь был в саже, который там сидит.



Алексей начинает улыбаться, и ищет в смартфоне фото своего напарника «Андрийки», где тот тоже весь в саже. Пока он листает, я замечаю, что у него очень много фотографий крыш. Значит, без романтики работа трубочиста все-таки не обходится.

Продолжение следует...

Дайва Кучинскайте,
"Львовская газета"

Фото Романа Нуриева

Оригинал взят у roman_i_darija в Крышами Львова. Часть 2. Грязная работа.

Tags: Львов, Украина, дома
Subscribe

Recent Posts from This Community

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment