Александр (Владимирович) Селиверстов (vse_hramy) wrote in arch_heritage,
Александр (Владимирович) Селиверстов
vse_hramy
arch_heritage

Categories:

Войсковой собор Александра Невского. Екатеринодар

Собор во имя святого благоверного князя Александра Невского в Екатеринодаре, третий войсковой соборный храм города, был заложен 9 мая 1853 года. Освящён 8 ноября 1872 года.
28 октября 1929 года по решению пленума горсовета закрыт. С собора были сняты купола, 4 малых барабана демонтированы. В нижнем приделе был размещён Музей атеизма, в верхнем – Дом культуры.
В мае 1932 года уничтожен.



Об архитектуре собора:

Александро-Невский собор был построен по проекту архитектора И. Д. Черника в русско-византийском архитектурном стиле, разработанном профессором Императорской Академии художеств К. А. Тоном в 1830-е годы и ставшим официальным и рекомендуемым к применению в царствование императора Николая I.

Наименование стиля, русско-византийский, нужно считать в достаточной степени условным.
Эта условность хорошо видна на примере екатеринодарского войскового собора, типичного представителя массовой формы этой стилистики. Дело в том, что византийская составляющая отыскивается в родоначальнике стиля – достопамятном и грандиозном тоновском соборе Рождества Христова (храме Христа Спасителя) в московском Белом городе. Формы массивного круглого барабана или общую монументальность тоновского собора при желании действительно можно сравнивать с таковыми собора Софии Премудрости Божией или других константинопольских храмов. А вот в образцах массовой формы русско-византийского стиля этого уже нет (так, главный барабан собора Александра Невского – обычный восьмерик). Крестово-купольный тип и 4 столпа екатеринодарского собора – византийские черты, однако они присущи и всем другим русским стилям церковного зодчества, укоренившись на русской почве много веков назад.
А значит, архитектура храмов, подобных Александро-Невскому войсковому собору, – в гораздо большей степени русская, чем византийская, по своему происхождению. Ближе всего она стоит к образцам древнерусской архитектуры и является одной из её прямых наследниц.



План собора представлял собой греческий, то есть равносторонний, крест с вписанным в него квадратом. Главный алтарь размещался в восточной части креста безо всякого выделения апсидой. В южной и северной частях предполагалось устроить ещё два престола, однако устроен был только один – в честь Михаила Архангела283.



На световых большом барабане на средокрестии и четырёх малых по четырём углам вписанного в крест квадрата были установлены луковичные купола, первоначально выкрашенные синею краской.
В западных куполах собора находились колокола284. Сделанный в январе 1867 года самый большой звон собора весил 506 пудов285 (8 288,3 кг. – А. С.); по свидетельству очевидцев, когда его отливали, горожане и приезжавшие из станиц казаки бросали в расплавленный металл серебряные монеты – для лучшего звучания, и, конечно, чтобы навечно, как тогда думали, оставить свой след в главном кампане войсковой столицы. Звук колоколов собора, по воспоминаниям, был слышен за 30 километров, в станице Георгиеафипской286.
Экстерьер собора украшали лопатки, килевидные закомары и кокошники.
Высота собора составляла 41 метр.



Любопытна беспомощно-раздражённая реакция на распространение подобных екатеринодарскому образцов русско-византийского стиля в России со стороны неприятелей тысячелетней русской культурной традиции, русской самобытности, основанных на сохранённой чистоте христианской веры – на православии: так, А. И. Герцен называл архитектуру тоновских церквей «дикой попыткой отгородиться от Европы, от просвещения...»287.
Стоит заметить, что такая реакция вполне объяснима. В истории нашей страны XIX век стал временем наибольшего подъёма русского мира, временем целенаправленного утверждения, а также всестороннего осмысления традиции, находящейся в его, нашего мира, основании. Этот подъём выразился в ярком расцвете национальной культурной жизни во всех её областях.

Что означает слово культура?
Из чего складывается культура того или иного народа?

Это пришедшее к нам из чужого языка слово обозначает ни что иное, как результат культивирования чего-либо. По-русски культивирование означает взращивание, возделывание, а значит, культура любого народа – это то, что накапливается и утверждается в его жизни после многих трудов по возделыванию того, в пользу чего был сделан осознанный человеческий выбор.

И если сейчас в нашем обществе посредством книгоиздания ли, телевещания, или, скажем, кинопроизводства возделывается что угодно – от самых скверных образцов человеческого выбора до самых светлых, наполненных правдой христианской веры, то в XIX веке в нашей стране, по преимуществу, целенаправленно возделывались вещи, определяющие, осмысляющие и, как следствие, оправдывающие в истории существование русского мира, всегда бывшего безусловной основой многонародной России.

В светском искусстве, в литературе, музыке, живописи на протяжении всего XIX века это делали Пушкин и Гоголь, Гончаров и Достоевский, Аксаков и Тютчев, Бородин и Мусоргский, Балакирев и Глинка, Римский-Корсаков и Саврасов, Суриков и Перов, и многие другие.
В архитектуре XIX века мы смело можем называть имена авторов и представителей русского стиля (русско-византийского, неорусского), существо которого определялось стремлением к осмыслению и возрождению приёмов и форм традиционного русского зодчества, обогащению их элементами родственной византийской архитектуры и отказу от чужеродных на нашей почве западноевропейских архитектурных форм: имена Константина Тона и Алексея Горностаева, Виктора Гартмана и Ивана Ропета, Ивана Черника, Александра Померанцева, Владимира Покровского, Степана Кричинского и других.

О причинах гибели первого храма.

Литература:
Селиверстов А. В. Все храмы Города. Краснодар, 2014. С. 65–75.


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment