Павел (kraeham) wrote in arch_heritage,
Павел
kraeham
arch_heritage

Categories:

Дома и книги архитектора и педагога А.У. Зеленко. Часть V



А.У. Зеленко как самарский городской архитектор в 1899 – 1900 годах

Итак, 8 ноября 1899 года гражданский инженер, бывший заведующий дорожно-строительным отделением Самарской губернской земской управы официально был принят на должность городского архитектора. В период с середины ноября 1899 года и по октябрь 1900 года по данным дел Центрального государственного архива Самарской области Зеленко, его помощником, инженером Иваном Михайловичем Кресниковым и тремя техниками было изучено 276 прошений о постройке и перестройке жилых и общественных сооружений. На 273 из них были выданы разрешения и они завизированы городским архитектором и членами технического отделения городской управы. По трем прошениям получен отказ в связи с самозахватом земли у города. Примерно по 10 % прошений внесены изменения. Почти у 40 % прошений проекты отсутствуют, в основном потому, что чертежи и копии с них являлись частной собственностью и свободно могли быть забраны из управы владельцами. Часть прошений за сентябрь 1900 года завизирована и.о. городского архитектора, городским инженером К.К. Дитрихом, во время отпуска А.У. Зеленко и его поездки в Москву.

В этот период основной городской задачей стало мощение центральных самарских улиц булыжным, а иногда местным камнем, приведение в порядок площадей. Списки улиц или их участков, подлежавших ремонту, публиковались в газете «Самарский листок объявлений». Помимо окраин, например, Мещанского поселка (часть Мичуринского микрорайона и поселка бр. Кузнецовых), поселков за Панским переездом (Запанское, пос. им. Шмидта) и Солдатской слободы (район улиц Мичурина и Коммунистической), «настоящей язвой в деле благоустройства нашего города» была Воскресенская (ныне Самарская площадь). Весной почти квадратная площадь, изрытая большими и малыми овражками, была залита огромными лужами воды и грязи, которые в большинстве своем не высыхали даже летом. Пройти по площади было практически невозможно, хоть и торговцы пытались строить какие-то мостки. По городу ходили даже байки, что здесь с головой тонули лошади. В центре этой площади стояла Воскресенская церковь, а по периметру на пригорках или в овражках в грязи виднелись торговые лавки.

Споров о том, как исправить такое гибельное положение, было много. Но дело дальше разговоров не пошло. Весной 1900 года без разработки какого-либо проекта начались, запланированные еще при А.А. Щербачеве, работы по благоустройству площади, которые привели к тому, что все без исключения лавки оказались затопленными. Торговцы хотели обратиться с коллективным иском к городской управе на возмещение ущерба, но так и не смогли договориться между собой. В итоге, 10 апреля 1900 года городскому архитектору А.У. Зеленко от управы было дано указание составить проект реконструкции и замощения Воскресенской площади. К сожалению, на данный момент так и остается неясным был ли составлен этот проект. В любом случае вплоть до 1930 – 1950-х годов площадь остается забытой вниманием властей и совершенно запущенной.

В этой связи нам показалась интересной заметка от 29 сентября 1900 года в «Самарской газете» под названием «Оригинальная фотографическая карточка». Автор писал: «Несмотря на то, что дожди начались недавно, на Воскресенской площади уже образовались озера грязи и воды, через которые невозможно пройти. Один из лавочников на Воскресенском базаре, пригласив «походного фотографа» просил его снять с этого «озера» фотокарточку при следующей обстановке. На берегах одного из «озер» сидят ребятишки и удят рыбу, сам торговец стоит на доске среди этого «озера» и, упираясь багром, делает вид, что переправляется через него, сын торговца вычерпывает воду из лавки. Часть публики идет, поднимая платье, через озеро. Один из проходящих выдергивает увязнувшие в грязи калоши». Дальше журналист резюмировал: «Не мешало бы приобрести нашей городской управе такую фотокарточку».

С начала 1900 года городской архитектор А.У. Зеленко наряду с инженером Ф.О. Яником, Е.Т. Кожевниковым, В.В. Родзевичем, Л.К. Бенке, С.Е. Пермяковым, Н.И. Лебедевым, А.Ф. фон Вакано и Я.Д. Слободчиковым, городским инженером по делам самарского водопровода Н.В. Чумаковым, городским электротехником Н.А. Ждановым (чуть позже электротехником 1 разряда М.И. Лиховидовым), входил в состав исполнительной электрической комиссии думы под председательством Н.Д. Батюшкова. Комиссия занималась сбором заявок на скорое подключение к новой электростанции, заведовала организацией установки столбов в городе, работала над подготовкой к приемке электростанции для эксплуатации и в целом всей системы электрического освещения в Самаре от уполномоченного АО Русских электротехнических заводов «Сименс и Гальске» барона Менда.

Городской архитектор А.У. Зеленко в этот период был занят переустройством крыш над котельным помещением центральной электростанции, здесь же вместе с городским электротехником Н.А. Ждановым проектировал помещение градирни для охлаждения конденсационной воды системы Клейн, Шанцлин и Беннер. 8 мая 1900 года электростанция официально была принята городом, однако организационные и технические проблемы здесь возникали вплоть до весны 1902 года. Хороший материал Владимира Громова v_gromov об открытии самарской электростанции можно посмотреть здесь

В феврале 1900 года была сформирована комиссия по постройке скотобойни под председательством Н.И. Лебедева, куда вошли городской архитектор А.У. Зеленко, инженер Н.В. Чумаков, электротехник Н.А. Жданов, губернский ветеринар А.А. Виноградов, инженер по постройке бойного завода К.К. Дитрих. Проект скотобойни был составлен инженером министерства путей сообщений Р.П. Саблиным для местности в районе Колесникова оврага, где были специфические почвы с карстовыми пустотами. Однако перед самым началом возведения зданий бойного завода от управы поступило указание о переносе места строительства к Панскому переезду, а это в свою очередь привело к необходимости изменений в проекте. Инженер по постройке скотобойни К.К. Дитрих обратился к А.У. Зеленко с просьбой привлечь городских техников для составления новых чертежей, но получил отказ городского архитектора: «…мои техники-чертежники абсолютно завалены работой…» (Самарский листок объявлений, 1900, 8 февраля). К.К. Дитриху, увы, пришлось опираться только на свои силы. В это же время на техников при городском архитекторе «положил глаз» и городской землемер по составлению инвентарной описи городского имущества Яков Маркелович Баландин. Властями было решено составить подробнейший план города с указанием всех строений наиболее крупных городских усадеб и вывесить на каменных домах чугунные таблички с полицейскими номерами строений. Так, в мае 1900 года под руководством техника Валентина Петровича Шавыкина была начата нивелировка городских улиц, площадей и некоторых значительных дворовых мест. Через газетные объявления жители были предупреждены о «недопущении противодействия работам городского техника в усадебных местах».

Весной 1900 года под руководством А.У. Зеленко заканчиваются ремонт и перестройка некоторых зданий городской больницы и приемного покоя на Николаевской улице, а также строительство врачебного пункта на улице Набережной реки Волги «для бесплатной помощи пришлому люду», ведется ремонт Шихобаловских казарм на нынешнем Пионерском спуске.

Современные исследователи, наверное, справедливо считают, что интерес А.У. Зеленко к педагогике и архитектуре детских учреждений – детсадов, школ, парков, летних «колоний» (лагерей), возник у зодчего только после его кругосветного путешествия по миру в 1903 – 1904 годах, в частности в США. Спорить об этом совершенно бессмысленно. Именно идеи американского общества «Сетллмент» были взяты архитектором на вооружение. Однако здесь стоит и оговориться. Покидая пост заведующего дорожно-строительным отделением Самарской губернской земской управы и принимая дела у города, А.У. Зеленко присутствует на заседаниях земского собрания и городской думы. На этих самых заседаниях с участием Зеленко впервые поднимаются вопросы о необходимости организации бесплатных детсадов и детских лагерей в Самаре и губернии. Доктор М.М. Гран, член самарского общества врачей зачитывал перед гласными собрания, а затем и думы свой доклад, где просил оказать финансовую поддержку в деле открытия бесплатных детских садов для беднейшего населения Самары. Организацию детской «школьной» колонии на даче врача Гаврилова на просеках он обязывался принять на счет самарских врачей. Эти предложения Грана вызвали интерес в обществе и печати (Забота о здоровье детей. //Самарская газета, 1900, 18 февраля). Позже замыслы создания детсадов в 1902 – 1905 годах вынашивали члены семейно-педагогического кружка пивозаводчика А.Ф. фон Вакано с участием того же Грана и будущего губернского архитектора А.А. Волошинова, но открылись детские учреждения усилиями Самарского общества народных университетов только в 1909 – 1910 годах, а отдаленное подобие детской колонии было создано в Аржановском парке лишь в 1911 году.

В 1900 году архитектором А.У. Зеленко были составлены проекты собственного дома и по частным заказам – здания Торгового дома «А.Н. Пермяковой сыновья» в Самаре (1901 – 1903 годов постройки), особняка А.П. Курлиной (1903 года постройки) и дома Волжско-Камского банка в Сызрани (проект переработан архитектором С.П. Щербаковым для ТД «А.Н. Пермяковой сыновья» в 1906 году).

Личный особняк А.У. Зеленко в Самаре



Июнь 2017 года. Бывший особняк А.У. Зеленко. Ул. Самарская, 179

После перехода из земства на службу городского архитектора А.У. Зеленко явно планировал остаться в Самаре надолго, если не навсегда. Весной 1900 года, проживая на квартире в доме купца В.С. Лебяжинского на улице Москательной (Льва Толстого), Александр Устинович Зеленко купил дворовое место в тихом «мещанском рае» на улице Самарской в 109 квартале 3 полицейской части с постройками стоимостью 500 рублей (1,5-этажный деревянный дом, каменный двухэтажный флигель и деревянные службы). С одной стороны земля и строения на этой улице вполне были доступны по цене, с другой стороны это место не столь отдалено от делового и административного центра города и всего в нескольких минутах ходьбы от Воскресенского кафедрального собора.
Зеленко приобрел дворовое место у самарского мещанина Егора (или Георгия) Ивановича Третьякова, который сдавал помещения своего дома под квартиры неким мелким служащим Радимиру Николаевичу Мальцеву и Анне Егоровне Добросердовой. Более известен сын Третьякова – священник, члена комитета епархиального свечного завода, законоучитель 3-классного городского училища, первого 2-классного женского приходского училища, позже в 1910-х годах настоятель Спасо-Вознесенского собора, священник, принимавший присягу городского головы С.Е. Пермякова в 1913 году – Александр Георгиевич Третьяков, проживавший в доме при свечном заводе.

По соседству справа от бывшего места Третьякова в 109 квартале находилось дворовое место с двумя домами мещанки Евдокии Петровны Лазаревой (один из них сохранился до сих пор на улице Самарской под № 177), с 1900 года принадлежало Василию Николаевичу Рысеву, а с 1910 года некой Прасковье Петровой. С угла улиц Самарской и Александровской (ныне Вилоновской) располагались деревянные строения мещанина Догадкина, в 1899 году здесь было выстроено каменное здание общежития духовной семинарии (Самарская, 175).

Слева от места Третьякова – маленький каменный одноэтажный дом мещанина Константина Константиновича Ермаковского (сохранился по Самарской улице под № 181), с 1898 года мелкого чиновника, письмоводителя при столоначальнике городской управы Николая Федосеевича Лапкина.

В конце марта 1900 года бывшие строения Е.И. Третьякова были снесены и 1 апреля гражданский инженер А.У. Зеленко подал прошение в управу: «Имею честь просить Самарскую Городскую Управу разрешить мне построить каменный в два этажа с подвалом дом, на принадлежащем мне дворовом месте в 3 части города Самары, в 109 квартале по улице Самарской. При сем прилагаю план и копии с него означенного дома». Как городской архитектор Зеленко визирует собственное прошение – «К разрешению нет препятствий…». К сожалению, проект в фондах ЦГАСО не сохранился.



Прошение А.У. Зеленко о постройке дома в Самаре, 1900 год. Из фондов ЦГАСО

Вероятно, будучи в отпуске в Москве, в сентябре 1900 года Александр Устинович получил предложение от Ф.О. Шехтеля поступить к нему на службу помощником для постоянного наблюдения за строительством четырех павильонов Русского отделения Всемирной выставки в Глазго (павильоны по проектам Шехтеля – Центральный, Лесной, Горный, Сельскохозяйственный). Интересные снимки павильонов выставки можно посмотреть, например, у il_ducess  здесь Конечно, что упустить возможность поработать в таком проекте Зеленко просто не мог, и в конце октября подал заявление об уходе с поста городского архитектора «по домашним обстоятельствам».



Заявление А.У. Зеленко об уходе с поста городского головы. Из фондов ЦГАСО

Некоторые считают, что свой особняк в Самаре А.У. Зеленко так и не достроил, продав его по нотариальной купчей крепости № 2194 26 марта 1902 года в незаконченном виде коллеге, гражданскому инженеру Ф.П. Засухину. Дом на 1902 год оценивался в 1 200 рублей, в 1904 году – в 1 500 рублей.



Из расчетной книги о взимании налогов с недвижимого имущества за 1901 год с припиской 1902 года.
Из фондов ЦГАСО

Филарет Петрович Засухин родился в Муроме в мещанской семье. Окончил Муромское реальное училище, а затем институт гражданских инженеров. С 1897 года работал младшим архитектором Самарского губернского правления (по справочнику «Вся Самара» за 1900 год – титулярный советник), а в 1902 – 1904 годах инженером, архитектором Самарской губернской земской управы. В период с 1897 по 1902 год снимал квартиру на улице Казанской, 23 в доме купца-хлеботорговца Ф.И. Никонова.

Ф.П. Засухин внес значительный вклад в архитектуру Самары. По его проектам были построены: 1) дом М.Ю. Розиной (ул. Пионерская, 44); 2) Пушкинский народный дом (Дворец культуры железнодорожников им. А.С. Пушкина, 1899 – 1903 годов постройки, ул. Льва Толстого, 94), 3) два дома М.И. Юрина (ул. Степана Разина, 52 и угол улиц Ленинградской и Чапаевской, 56/89), 4) особняк А.И. Кирилова (ул. Куйбышева, 63), 5) дом С.А. Плехановой (ул. Степана Разина, 47), 6) дом А.А. Афанасьевой (ул. Степана Разина, 48), 7) особняк Ф.М. Наймушина (ул. Степана Разина, 106 – утрачен), 8) перестройка здания Окружного суда (ул. Куйбышева, 60) в 1903 году.
По проектам Ф.П. Засухина были построены деревянные и каменно-деревянные здания: дома в усадьбе Тимрота на улице Самарской, 165 (утрачены), дом Павловой на улице Садовой, 94, дом Юрина на углу улиц Галактионовской и Ульяновской, каменно-деревянный особняк на углу улиц Самарской и Вилоновской.
Ф.П. Засухин руководил строительными работами по восстановлению и перестройке мельницы М.Л. Бобермана в Засамарской слободе, расширением Всесвятской церкви на городском кладбище, возведением Пантелеймоновской церкви в Самаре.



Проект Ф.П. Засухина (с подписью) дома действительного статского советника Егора Александровича Тимрота, построенный в глубине двора (под литерой B) в 1900 году. Завизирован городским архитектором А.У. Зеленко. Из фондов ЦГАСО



1 – Бывший дом Е.А. Тимрота 1899 года постройки по проекту Ф.П. Засухина. Рядом справа видна часть дома, построенного в глубине двора уже в 1900 году также по проекту Засухина (оба дома утрачены в 2003 году). 2 – На месте дома Тимрота по улице Самарской, 165 теперь мы можем видеть лишь «муляж» здания. Фотоснимки взяты у Нины Дюковой seleste_rusa здесь



Проект фасада дома Марты Юльевны Розиной, 1900 года. Выполнен Ф.П. Засухиным.
Весь проект завизирован городским архитектором А.У. Зеленко. Из фондов ЦГАСО




Бывший дом М.Ю. Розиной на углу современных улиц Куйбышева и Пионерской

Несколько лет назад появилась информация об авторстве Засухина известной деревянной дачи на Первой просеке, в Загородном парке вдовы поручика И.Е. Сипиной (по другим данным доктора М.А. Гринберга) 1903 года постройки. Информация, к сожалению, документально не подтверждена. Таким же пока чистым домыслом остаются версии о проектировании великолепного деревянного дома на улице Галактионовской, 82 и так называемого «дома с жар-птицей» на улице Льва Толстого, 38, лит. Е. (авторских проектов нами пока не обнаружено). На работы Ф.П. Засухина можно взглянуть в статье Армена Арутюнова golema здесь

В бывшем доме А.У. Зеленко архитектор Ф.П. Засухин жил и работал в 1902 – 1904 годах – в свой самый плодотворный творческий период. По мнению специалистов, восточная часть дома № 179, уходящая в глубь двора, является пристроем, о чем свидетельствуют стыковочные швы кладки. Этот пристрой увеличил площадь дома почти вдвое и был подведен под общую крышу.



В период 1902 – 1910 годов Ф.П. Засухиным на дворовом месте возведены ещё и три флигеля (ныне ул. Самарская, 179, литеры Б, Б1, Б2). Документов о пристрое и флигелях в ЦГАСО не найдено.



Вид с колокольни Кафедрального собора, 1910 (?) год. В левом верхнем углу виден дом А.У. Зеленко и флигели

Согласно Адрес-календарю Самарской губернии за 1904 год Засухин числился архитектором Самарской губернской земской управы вместе с инженером Н.Н. Белобородовым, инженером-механиком А.И. Стихно и инженером Е.М. Яновским.

С конца 1904 года Ф.П. Засухин служил в рядах армии, а 24 марта 1910 года по нотариальной купчей крепости № 8906 продал своё дворовое место с домом и флигелями Анне Александровне Слободчиковой (урождённой Сопляковой) – жене потомственного дворянина Александра Яковлевича Слободчикова.



Из расчетной книги о взимании налогов с недвижимого имущества за 1910 год с припиской 1911 года.
Из фондов ЦГАСО

В 1910 году перед продажей все постройки Ф.П. Засухина оценивались в сумму 4 752 рубля, а в конце 1911 года в 5 544 рубля. Естественно, что дом принадлежал Александру Яковлевичу, а на жену был только записан, что впоследствии, в суровые годы мировой войны, как мы увидим, окажется оправданным. А.Я. Слободчиков – интересная фигура, потомственный самарский дворянин, присяжный поверенный, человек либеральных взглядов.



А.А. и А.Я. Слободчиковы

Отец Александра – Яков Дмитриевич Слободчиков почти сразу после окончания училища в Смоленске ушел в армию и прошел большой путь от рядового до отставного майора с мундиром. В 1863 году женился на самарской дворянке Анфисе Андреевне Племянниковой. Перед отставкой поселился в Бузулукском уезде, владел здесь, в Юмуран-Табынской волости Бузулукского уезда и в Самарском уезде почти 7 500 десятинами земли, а также имел дачу на реке Самаре – на так называемых «Самарских городских луговых полянах» у Кузьмина озера в 3 верстах от станции Кряж. В 1869 году причислен к самарскому дворянству, являлся почетным мировым судьей, работал при городской управе, много лет подряд избирался в Самарскую городскую думу. У Я.Д. Слободчикова было пятеро дочерей и пятеро сыновей: Дмитрий (1864), Андрей (1865), Яков (1871), Александр (1875), Николай (1883).

Андрей, Яков, и Александр примерно с 1900 года постоянно проживали в Самаре. Молодой присяжный поверенный Прокурорского надзора Самарского Окружного суда, титулярный советник Александр Яковлевич Слободчиков, занимаясь адвокатской практикой, в 1904 – 1907 годах арендовал квартиру на Алексеевской улице в доме Веригина. Как и большинство коллег Слободчикова – присяжных заседателей (А.Г. Елшин, А.Н. Хардин, К.Ф. Белоцерковский, О.Г. Гиршфельд, М.В. Храповицкий, И.М. Гринберг и прочие) тяготел к партии конституционных демократов (кадеты), но официально был беспартийным.

А.Я. Слободчиков являлся председателем Старо-Буянского сельскохозяйственного общества (1907), земским начальником 8 участка Бузулукского уезда (1907), позже к 1915 году членом Совета Самарского общества взаимного кредита, членом Правления Самарского общества поощрения образования.

Незадолго до свадьбы, надумав приобрести собственное жельё, он с письменного разрешения отца (письма с официальными разрешениями сохранились в ЦГАСО), заложил дачу за рекой Татьянкой, у Каменного озера и ряд неудобных бузулукских владений в Дворянский банк, и купил в 1907 году совместно с неким Я.А. Мироновым симпатичный двухэтажный дом на улице Дворянской (ныне ул. Куйбышева, 29), выстроенный когда-то купеческой женой Е.П. Потемкиной (на каменных воротах при доме сохранился вензель – перекрещенные буквы «Е» и «П»).



В 1908 1914 годах дом, где жили Слободчиковы. Ул. Куйбышева, 29

В 1908 году А.Я. Слободчиков женился на дворянке Анне Александровне Сопляковой. Их дети: Лев (1910), Николай (1911), Владимир (1913). С 1909 года состоял членом Самарского отделения Императорского Российского общества садоводства, вместе с женой участвовал в работе Самарского общества народных университетов.

В 1910 – 1911 годах А.Я. Слободчиков закладывает очередные отцовские земли в Бузулукском уезде в Дворянский банк, а вырученные деньги вкладывает в покупку усадьбы А.У. Зеленко – Ф.П. Засухина на Самарской улице. Подобные вложения дворян в городскую недвижимость не редкость для того времени. Например, один из соседей Слободчиковых по Самарскому уезду дворянин Юлий Иосифович Поплавский, известный более всего по своему знаменитому деревянному дому на современной площади Чапаева по улице Фрунзе, 171, также закладывает земли в банк и занимается постройкой гигантского каменного особняка на Дворянской (ныне ул. Куйбышева, 125), который позже арендовала гимназия Н.А. Хардиной. Подробнее, например, здесь

В 1909 – 1914 годах А.Я. Слободчиков являлся членом Самарской городской думы, входил в Ревизионную, Юридическую и другие комиссии, серьёзно занимался вопросами строительства государственного городского элеватора. Активность Александра Яковлевича удивляла. Листая журналы заседаний Самарской городской думы, создаётся впечатление, что при обсуждении любых тем у Слободчикова обязательно было «особое мнение». В 1911 году А.Я. Слободчиков возглавил думскую оппозицию городскому голове М.Д. Челышову (Челышеву), известную как группа 21 гласного. Городской голова М.Д. Челышев всем известен: из владимирских крестьян, владелец крупных строительных артелей, пропагандист здорового образа жизни, один из соавторов «сухого» закона, октябрист, член III Государственной думы, строитель известных доходных домов в Самаре. Но вот как городской голова Челышев, увы, не состоялся. За полтора года работы Михаила Дмитриевича Челышева городской долг вырос почти на треть до гигантской, астрономической суммы – 3 423 000 рублей. Учреждение так называемого народного контроля над работой управы и её отделений окончилось неудачей. Штат городских чиновников оказался еще более раздутым, а на должность контролеров нанимались люди, совершенно не имевшие специальной подготовки в той или иной области городского хозяйства.

5 мая 1911 года на суд общественности было представлено знаменитое официальное «заявление 21 гласного» во главе с А.Я. Слободчиковым, в котором указывалось, что «городской голова М.Д. Челышев, считая для себя более важными обязанности члена Государственной Думы, совершенно игнорирует своими прямыми обязанностями городского головы, проживая почти все время в Петербурге. В те, очень немногие дни, когда он прибывает в Самаре, он не может войти в курс тех дел, которые прошли или были налажены в его отсутствие, и вносит в эти дела только один хаос. Обладая крайней самоуверенностью, Челышев начинает делать безапелляционные распоряжения, идущие вразрез тому направлению дел, которое создалось в его отсутствие, действует наперекор всем думским комиссиям… Расходы идут вне сметы и без рассмотрения думой. Опасаясь бесплодности нашей работы и даже финансового краха, предлагаем снять М. Д. Челышева с поста городского головы». Даже октябристы – однопартийцы М.Д. Челышева отвернулись от городского головы (смотрите статьи газеты партии октябристов «Голос Самары» за первую половину 1912 года). Однако Правительствующий сенат и губернатор не поддержали «группу 21 гласного».



Из популярной рубрики «блиц-портретов» в журнале «Самарский горчишник», 1911 – 1912 годы

И только после отмены института народных контролеров-ревизоров, которую инспирировала гордума во время очередного отсутствия Челышева в Самаре, городской голова ушёл в отставку. Вернувшись в город и узнав о ликвидации института контролёров, Михаил Дмитриевич, как известно, снял с себя цепь – символ городского головы и тихо вышел из зала думы... Мастерски проведенное отстранение от власти!



Карикатура художника и фотографа В.А. Михайлова из сатирического журнала «Самарский горчишник», 1912 год

После ухода Челышева, в 1912 году Александр Яковлевич Слободчиков сам баллотировался на пост главы города. Его конкурентами на выборах градоначальника были купец С.Н. Постников и член городской управы, заместитель городского головы В.П. Ушаков. Последний избран самарским городским головой в 1912 – 1914 годах.



Здесь авторы сатирического журнала «Самарский горчишник» демонстрируют своеобразный юмор, изображая кандидатов на должность городского головы Сергея Несторовича Постникова и Александра Яковлевича Слободчикова рядом с вором, прелюбодеем и убийцей монахом Дамазием Мацохом. Такое соседство по замыслу карикатуристов вызвано тем, что в печати в 1912 году невероятных историй и баек о страшной фигуре монаха было рассказано также много, как и о двух кандидатах на пост градоначальника

В 1914 году, после начала войны А.Я. Слободчиков был призван в армию. По воспоминаниям сына Слободчикова – Владимира Александровича период 1914 – 1918 годов был тяжелым. Жене Анне Александровне пришлось сдать особняк на Дворянской под квартиры, а самой переехать в небольшую комнату в известном доходном доме А.С. Филимонова (дом по проекту Г.Н. Мошкова на углу современных улиц Льва Толстого и Ленинской 97/116). Дети Слободчиковых постоянно болели. В городе часто наблюдались перебои с продуктами и топливом. В этой ситуации, 12 июля 1916 года А.А. Слободчикова продала бывший дом А.У. Зеленко – Ф.П. Засухина на улице Самарской, 179 некоему мещанину Анисиму Яковлевичу Сельдюгаеву.

В 1918 году Слободчиковы через Омск бежали в Шанхай, где Александр Яковлевич вошел в состав Русского юридического общества и совместно с вдовой самарского архитектора П.В. Шаманского открыл адвокатское бюро. После ВОВ младший сын А.Я. Слободчикова Владимир, выросший во французской концессии Шанхая, перебрался в СССР, прошел лагеря, написал массу учебников по французскому языку, преподавал в МГУ. Оставил яркие воспоминания, изданные книгой «О судьбе изгнанников печальной».

Нумерация домов по Самарской улице, как и по другим городским улицам, постоянно менялась. В 1910 году особняк Ф.П. Засухина – А.А. Слободчиковой проходил в документах под номером 193, а в 1916 году – уже под современным номером – 179. Из Адрес-календаря Самарской губернии за 1916 год следует, что в доме А.Я. Сельдюгаева по улице Самарской, 179 проживала квартирантка, учительница немецкого языка во 2 женской гимназии и в 3 высшем начальном училище им. И.С. Тургенева на углу улиц Троицкой и Симбирской – Маргарита (Матильда) Артуровна Слободчикова (о её связях с дворянами Слободчиковыми никаких сведений не обнаружено). В 1917 году, согласно окладной книге, на участке Сельдюгаева имелось по улице один дом каменный, во дворе три дома каменных с погребицей.

В 1918 году здание по Самарской улице, № 179 национализировано, а в 1919 году муниципализировано. Дом был отдан под коммунальные квартиры. Для того чтобы понять, кто проживал в бывшем особняке А.У. Зеленко – Ф.П. Засухина – А.А. Слободчиковой – А.Я. Сельдюгаева в первые годы советской власти в 1918 – 1925 годах, необходимо было бы разбирать массу разных архивных материалов, смотреть документы жилищно-арендных кооперативных товариществ (ЖАКТов), домовые книги… Но, как говорится, было бы счастье, да несчастье помогло. «Несчастье» с одной из жительниц дома. В ЦГАСО хранится дело под названием «О краже у гражданки М.А. Слободчиковой».
Документы дела свидетельствуют, что в среду вечером, 21 января 1920 года Маргарита Артуровна Слободчикова посетила городской театр. Какая-то московская труппа давала здесь спектакль по пьесе дворянина, профессионального революционера, поэта и драматурга, журналиста Александра Вермишева «Красная правда» о борьбе крестьянства за лучшую долю. Представление, наверняка, сомнительное. По окончании спектакля Маргарита Артуровна не смогла получить в гардеробе свою сумочку с 200 рублями и паспортом. Сумочку похитили. По этому факту было заведено уголовное дело. Для получения дубликата паспорта М.А. Слободчиковой было составлено заявление в городскую милицию 3 участка: «Прошу выдать мне удостоверение личности в виду утери мной паспорта, выданного за номером 4411. Подтвердить сказанное мной и удостоверить мою личность могут Орест Александрович Дорогов, член ячейки РКП 4 коммунистического батальона и Мария Александровна Брум. Адрес: Самарская улица, дом № 179, квартира № 1 (всех троих). 30 января 1920 года».



Заявление М.А. Слободчиковой в городскую милицию 3 участка, 1920 год.
Из фондов ЦГАСО

Интереснейшие воспоминания самарской писательницы и журналистки Натальи Фоминой о бывшем особняке архитектора А.У. Зеленко и флигелях во дворе приводит Евгений Нектаркин: «…в конце пятидесятых годов прошлого века в бывшем доме Зеленко квартировал знаменитый в городе детский врач Шапиро, он вел негласный приём, и во дворе часто выстраивалась небольшая очередь из озабоченных матерей и детей, закутанных в пуховые платки. Денег доктор Шапиро не брал, брал продуктами – с тех, кто мог что-то дать. Могли не все…». Статьи Евгения Нектаркина о бывшей усадьбе городского архитектора занимательны. Смотрите эти статьи здесь и здесь



Бывший особняк А.У. Зеленко в советское время, 1980-е годы. Слева к особняку примыкает бывший дом мещан К.К. Ермаковского – Н.Ф. Лапкина.
Справа видна часть бывшего дома мещан Е.П. Лазаревой – В.Н. Рысева – П. Петровой

В начале 1980-х годов коммунальные квартиры были расселены и в доме на улице Самарской, 179 находилась областная писательская организация. Решением Куйбышевского обкома партии за № 165 от 6 мая 1987 года зданию был присвоен статус памятника архитектуры регионального значения. Сегодня это Дом журналиста и литератора (ОО «Самарская областная организация союза журналистов России»).
Председатель самарской областной организации Союза журналистов России И.В. Цветкова вспоминала на страницах самарского журнала «Союз» за 2008 год: « …В 1996 году наша творческая организация въехала в особняк, который был не похож на остальные самарские здания… К нам часто приходили в гости бывшие жители этого дома, рассказывали и показывали, где, какая и чья коммунальная квартира находилась. Они ласково называли свой дом – «домик-пряник…».
Часто мы встречаем и с детства помним в отношении бывшего дома Зеленко этот урбаноним – «домик-пряник», но всё-таки если и увлекаться аллегориями в описании особняка, то всё-таки лучше называть его «пряничным домиком», так как в разных словарях жаргонных выражений и даже в архитектурном словаре В.И. Плужникова домик-пряник – не что иное, как дощатый ретирадник в огороде.



1986 год. Из документов для подготовки генерального плана г. Куйбышева

В 2004 году из областного бюджета были выделены средства на реставрацию и капитальный ремонт здания – почти 17 миллионов рублей. В период 2004 – 2005 годов ГУП НПМ «Самарареставрация» была разработана научно-проектная документация для реставрации, а в 2007 году были произведены работы. Научный руководитель проекта – В.А. Фетисов, главный архитектор проекта – В.М. Сысоев.





Кровля с фонарем были выполнены по фотографии начала XX века. Балкон, кованые зонты, разные столярные элементы фасадов – всё восстановлено по аналогам (для сравнения смотрите фотоснимки 1910 и 1980-х годов). Оригинальных интерьеров на момент реставрации не сохранилось.



2005 год. Из архива ГУП НПМ «Самарареставрация»



Особняк А.У. Зеленко в июне 2016 года









В 2011 году флигели (ул. Самарская, 179 литеры Б, Б1, Б2) в усадьбе архитекторов А.У. Зеленко – Ф.П. Засухина были признаны аварийными и подлежащими сносу, а 1 сентября 2014 года правительство Самарской области официально лишило охранного статуса массу памятников, включая флигели. И только благодаря самоотверженной борьбе жителей и нашей прогрессивной общественности строения по адресу улица Самарская, 179 и 179, литеры Б, Б1, Б2 были признаны единым комплексом городской усадьбы и флигели снова взяты под охрану.



Флигели 2 августа 2017 года





Соседний сохранившийся дом на бывшем дворовом месте Е.П. Лазаревой – В.Н. Рысева – П. Петровой (ул. Самарская, 177) на фоне 33-этажного дома ООО «Трансгуз». Интересный материал от 17 мая 2017 года с мнениями самарских архитекторов о застройке 109 квартала можно посмотреть здесь

Особняк городского архитектора А.У. Зеленко явился, наряду с особняком доктора Эрна (Чапаевская, 165) по проекту А.А. Щербачева,
по сути первым самарским зданием в стиле модерн.

Далее о ТД «А.Н. Пермяковой сыновья» в Самаре и о проекте дома Сызранского отделения Волжско-Камского банка (переработан С.П. Щербаковым для ТД «А.Н. Пермяковой сыновья» в Сызрани в 1906 году): https://kraeham.livejournal.com/104513.html

Tags: Самара
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments