?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Давно бы надо выложить свои последние опубликованные статьи, ибо накопилось. Предлагаю вниманию читателей начало статьи, посвященной теме малоизученного наследия Николая Львова в провинции. Опубликована в сборнике "Архитектурное наследство", вып. 50. М., 2009. С. 255-279. В этой части - сюжет о липецком соборе в контексте львовских построек.


Собор Рождества Христова в Липецке



А.В. Чекмарёв

Постройки Н.А. Львова и его круга в провинции: новые открытия

Творчество любого крупного архитектора - практически неисчерпаемая тема для исследований. Тем более, если речь идет о значительном мастере XVIII в., от которого остался недостаточный объем архивных и проектных материалов и фрагментарно сохранившиеся памятники, зачастую с невыясненной историей. Все это целиком относится и к такой популярной у исследователей фигуре как Н.А. Львов. Его разносторонний талант и яркая личность всегда привлекали внимание, поэтому корпус имеющейся литературы достаточно объемен. Так что степенью изученности Львов выгодно выделяется на фоне своих современников. Отмеченный недавно 250-летний юбилей еще больше подогрел интерес к его творчеству. Прошли конференции, изданы сборники научных трудов. И все же серьезные пробелы в биографии Львова (достаточно упомянуть, что лишь недавно выяснена точная дата его рождения) (1) и особенно в его архитектурной деятельности остаются. Как правило, они вызваны слабой изученностью провинциального архитектурного наследия, как сохранившегося, так и утраченного в советский период.

Досадной традицией при изучении любого крупного мастера стало оперирование ограниченным количеством его хрестоматийных произведений. Во многих публикациях не было даже попыток выйти за пределы давно очерченного (и явно неполного) круга построек Львова и обратить внимание на стилистически близкие сооружения в многочисленных усадьбах и селах. В итоге Львов прочно вошел в сознание нескольких поколений как автор единичных зданий в Петербурге, под Москвой и известного круга усадеб в окрестностях Торжка. Сейчас очевидно, что географические пределы львовского наследия на самом деле гораздо шире, и много его реализованных произведений еще предстоит выявить. Они абсолютно точно имеются в пределах нынешней Тверской области, а также в других местах, где владели землями друзья, знакомые или высокопоставленные покровители Николая Александровича. Увы, в этом вопросе не всегда перспективно обращение к архивным источникам. Что-то конечно, они способны прояснить, но большинство необходимых документов утрачено. Потому остается важным обращение к самим памятникам, к анализу их архитектурных черт, поиски аналогий в наследии Львова и т.д. Без документальных подтверждений любые атрибуции обречены на вечную гипотетичность, но это - неизбежное следствие ситуации с архивами.

Важно помнить, что Львов обладал активной и деятельной натурой, всегда был в центре общественной жизни и имел обширный круг знакомств и дружеских связей. Это позволяет предполагать широкое распространение его проектов (иногда на уровне набросков или идей) в усадебном строительстве, причем в самых разных губерниях. И знакомство с провинциальными памятниками лишний раз подтверждает данное предположение. Даже давно опубликованный перечень достоверных проектов архитектора, составленный им самим, не исчерпывается известным набором новоторжских усадеб (их там, кстати, почти нет) (2). В списке – проекты для Черниговской и Полтавской губерний, Выборга и далеких Колыванских заводов. Удручает, что даже соотнесение этих замыслов с реальными объектами оказалось большой проблемой для исследователей, и эта проблема до сих пор не решена полностью.

В последние годы сделан существенный прорыв в пополнении количества атрибутированных Львову построек. Этому во многом способствовал процесс паспортизации памятников, выявивший много близких почерку зодчего произведений, прежде не известных науке и потому не вошедших в фундаментальную монографию 1961 г. (3) Провинция медленно, но последовательно приоткрывает свои архитектурные богатства, и забытые памятники все чаще вовлекаются в научный оборот. В 1994 г. появился перечень архитектурных работ Львова, составленный А.В. Татариновым (4). В нем была сделана попытка расширить круг построек архитектора за счет ряда неизученных памятников - в основном малоизвестных усадеб и сельских (построенных помещиками) храмов. Всего получилось 87 пунктов. Наряду с обоснованными гипотезами у Татаринова есть и весьма сомнительные в своей субъективности. Они в очередной раз доказывают опасность чрезмерного увлечения поверхностным визуальным сходством без глубокого анализа архитектуры, обстоятельств заказа и т.д.

К сожалению, нередко осторожно высказанные авторами предположения в последующих публикациях коллег принимают характер категорических утверждений. Так и с легкой руки Татаринова пошли «гулять» отдельные фантастические атрибуции. Например, он приписал Н.А. Львову совершенно заурядный, провинциальный по архитектуре храм в селе Державино Оренбургской области – бывшей усадьбе Г.Р. Державина. Несмотря на тесную дружбу между поэтом и архитектором, последний вряд ли имел отношение ко всем возводимым во владениях Державина постройкам.


Церковь Смоленской Богоматери (Знаменская) в селе Державино Бузулукского района Оренбургской области. Фото 1970-х гг. и план

Следующим этапом обобщения имеющейся в многочисленной литературе информации стал свод проектов и построек Львова, опубликованный А.Ю. Веселовой в 2001 г. (5) Целью автора было показать максимально объективную картину изученности наследия зодчего с указанием авторства и происхождения всех известных по источникам атрибуций, в т.ч. и заведомо ошибочных. Сведение их вместе позволило прояснить появление ряда укоренившихся заблуждений. В своде приведена более обширная историография по каждому пункту, чем у Татаринова. Однако новых открытий этот список не прибавил, что и не входило в задачи автора.

Идея данной публикации возникла в связи с необходимостью изложить накопившийся материал, дополняющий оба свода львовских проектов и построек, а также затрагивающий некоторые прежде не поднимавшиеся исследователями проблемы творчества мастера. Уже во время работы над темой в Петербурге вышел в свет объемный труд А.Б. Никитиной, целиком посвященный архитектурному наследию Львова (6). Автор, много лет отдавшая изучению этой темы, собрала и подытожила результаты собственных изысканий. Издание этой книги заставило меня скорректировать направление исследования, убрать из него некоторые уже разрешенные Никитиной вопросы (7) и, наоборот, акцентировать не затронутые ею, ввести в круг львовской проблематики еще некоторые малоизвестные памятники.

Признавая большое научное значение монографии Никитиной, я бы отметил и ее уязвимые стороны. Автор в своей увлеченности героем порой теряет чувство меры, снова приписывая Львову целые ансамбли сооружений без должных оснований (8); оставляет без разъяснений уже имеющиеся в трудах коллег ошибочные атрибуции и при этом упускает из вида, казалось бы, «лежащую на поверхности» информацию. Большинство просчетов касается памятников провинции, и это вполне объясняется традиционно слабым ее знанием со стороны петербургских коллег. Тем не менее, каталог архитектурных произведений, опубликованный в книге Никитиной в качестве самостоятельного раздела, является на сегодняшний день наиболее полным научным сводом наследия Н.А. Львова. Представляемый здесь материал логично распределяется на две части. В первой речь идет о памятниках, которые с большой долей вероятности можно включить в число достоверных работ Львова. Вторая часть поднимает проблему повторного использования заказчиками уже реализованных проектов Львова, являясь частью более обширной темы копирования и интерпретации в частном строительстве некоторых известных сооружений, в основном храмов.

I.Ранее неизвестные постройки Н.А. Львова:
Собор Рождества Христова в Липецке.

Еще авторы монографии 1961 г. уделили внимание запутанному сюжету с липецкой колокольней (9). Чертеж оригинальной колокольни в виде маяка, почти копирующей львовскую колокольню в Арпачеве, опубликовал в 1909 г. А.Н. Бенуа, приписав авторство проекта Томазо Адамини (10). Колокольню и некую церковь в комплексе с ней якобы предполагалось построить в Липецке по заказу П.Л. Вельяминова. Арпачевские постройки тогда еще не были известны, поэтому найденный Бенуа в семейном архиве Адамини лист не вызвал никаких дополнительных комментариев. Будылина, Брайцева и Харламова связали этот проект с творчеством Львова, вспомнив о тесных дружеских связях архитектора с Вельяминовым. Львов, как известно, выстроил дня него даже отдельный дом в собственной усадьбе Никольское-Черенчицы. Попадание чертежа в архив Адамини, правда, так и осталось загадкой. Не разобрались авторы монографии и с вопросом осуществления замысла. Они посчитали, что предназначенный для Липецка проект был отвергнут церковными властями за смелость и остался неосуществленным.


Н.А. Львов. Проект колокольни для церкви в усадьбе Ивановское П.Л.Вельяминова («проект колокольни в Липецке»). Из журнала «Старые годы». 1909. Апрель. С. 175


Колокольня и церковь Казанской Богоматери в усадьбе Арпачево

В последних публикациях А.В. Татаринова и А.Б. Никитиной была наконец-то внесена ясность и в эту часть «липецкого сюжета» (11). Колокольня была построена и даже сохранилась, только не в Липецке, а в усадьбе Вельяминова под Липецком, в селе Ивановском. Сооружение практически полностью соответствует проектному чертежу. Возведенная рядом церковь сейчас сильно обезображена, лишившись верхней части, так что трудно говорить об уровне ее первоначальной архитектуры и тем более о введении в круг львовских построек. Получается, что «липецкий след» Львова ограничивался одной ивановской колокольней. Но Бенуа писал еще и о проекте церкви для Вельяминова, происходившем все из того же архива Адамини. Авторы монографии 1961 г., не найдя в Липецке колокольню, упомянули о заложенной там в 1791 г. церкви, возобновленной после пожара в 1804 г. В примечаниях они со ссылкой на описания отметили, что она имела «что-то от Борисоглебского собора и от арпачевской церкви с ее интерьером в виде ротонды» (12). Но будучи уверены, что храм не сохранился, и не имея его изображений, эту тему развивать не стали. Не обращались к этому вопросу и все последующие исследователи. Храм в Липецке не упоминается ни в одном из трех существующих сегодня перечней работ Львова. Это тем более странно, что памятник сохранился и имеет все основания быть причисленным к произведениям зодчего.

Речь идет о соборе Рождества Христова, украшающем и сейчас центральную площадь Липецка. Храм заложили в 1797 г. по инициативе и на средства помещика липецкого уезда капитана П.Л. Вельяминова и окончили спустя десятилетие уже после его смерти на средства зятя Вельяминова Н.И. Лодыгина (13). В 1822-1835 гг. отдельно от храма возвели колокольню, а в 1839-1842 их соединили протяженной трапезной. В итоге первоначальный облик собора, его объемная композиция и силуэт сильно изменились, а архитектурный образ утратил сходство с характерными образами центрических церквей Львова.


Собор Рождества Христова в Липецке


Собор Рождества Христова в Липецке. Фото 1910-х гг.


Собор Рождества Христова в Липецке: а) фото 1883 г.; б) рисунок В.А. Жуковского. 1837 г.

Если мысленно очистить собор от поздних дополнений, с деятельностью Львова уже никак не связанных, мы увидим компактный центрический объем, крестообразный в плане, со скругленной апсидой, завершенный грузным четвериком с термальными окнами на всех сторонах и классической полусферой купола. Не углубляясь в детальный анализ архитектурных черт (прилагаются иллюстрации), отмечу, что в облике собора собраны практически все излюбленные Львовым приемы – от объемно-планировочных до элементов фасадного убранства и отделки интерьера. По композиции здание ближе всего к церкви в усадьбе Прямухино Бакуниных, давно и прочно (хотя и без документальных подтверждений) связываемой с Львовым. Нельзя не заметить и сходства с львовским проектом церкви для Выборга, иной в планировочном отношении, но с тем же решением верха.

Вообще завершение постройки, будь то храма или усадебного дома, в виде строгого четверика, прорезанного крупными полукружиями термальных окон, следует отнести к одному из любимых и основных опознавательных приемов Львова. В почти неизменном виде этот мотив присутствует более чем в десяти известных «подписных» работах архитектора. Вот только самые основные – дачи Соймонова и Строгановой, усадебные дома в Никольском-Черенчицах, Званке, Ляличах (т.н. летний дворец), в зданиях почтовой станции в Пелле и землебитной школы, в храмах усадеб Прямухино и Стольное. При этом у близкого к Львову по архитектурному почерку Д.Кваренги эта тема почти отсутствует.


а) собор Рождества Христова в Липецке. Общий вид (фото 2006 г.) и план; б) церковь Троицы в усадьбе Прямухино. Общий вид и план


Троицкая церковь в усадьбе Прямухино


Проекты Н.А. Львова: а) церковь для Выборга. Музей архитектуры им. А.В. Щусева; б) церковь для усадьбы Стольное. НИМРАХ; в) главный дом в усадьбе Никольское-Черенчицы. Воронцовский дворец-музей, Алупка; г) летний дом в усадьбе Ляличи. Музей архитектуры им. А.В. Щусева

В проектах храма для Стольного и дома в Никольском у Львова по сторонам термального окна нарисованы две крупные круглые розетки. Абсолютно такие же имеются и у липецкого собора. Рождественский собор, возможно, вследствие удешевления проекта не получил привычные для храмов этого типа колонные портики по сторонам. Но отказ от них был умело обыгран введением выступающих вперед ризалитов с врезанной лоджией, фланкированной в углах одиночными колоннами. Этот прием служит еще одним подтверждением работы большого мастера и снова находит параллели в наследии Львова. Есть здесь что-то от портиков с лоджиями в монастырском Борисоглебском соборе Торжка или в храме Петра и Павла в Вышнем Волочке – еще одном незаслуженно забытом памятнике, имеющем отношение к Львову (о чем будет сказано ниже). Судя по рисунку В.А. Жуковского, запечатлевшего липецкий собор в 1837 г., до постройки трапезной, его западный фасад украшал торжественный шестиколонный портик, видимо такой же, как у Иосифовского собора в Могилеве или арпачевской церкви.

Решение интерьера Рождественского собора также имеет все типично львовские особенности. Четыре пилона декорированы парами ионических колонн, над которыми по периметру проведен антаблемент, обрамляющий центральное восьмигранное пространство. Оригинально, вполне в духе Львова осуществлена идея двух куполов, словно вырастающих один из другого. Начинающийся парусами от пилонов нижний купол быстро прерывается галереей-обходом, красиво скругляющей граненые очертания основного помещения. А над галереей на невидимом основании парит основной купол, залитый светом термальных окон, чьи арки вторят очертаниям парусов. Снова следует констатировать почерк крупного мастера, смело работающего с пространством.
Проведенный беглый анализ позволяет включить собор в Липецке в круг дошедших до наших дней творений Н.А. Львова. Возможно, в будущем будут найдены и веские архивные подтверждения. Но уже сейчас эта атрибуция имеет не только формально-стилистические основания. На нее работают и личность основного ктитора храма, неоднократно пользовавшегося услугами своего друга-архитектора, и факт поездки Львова в Липецк в 1786 г. (14), когда Вельяминов уже задумывал постройку нового городского собора, и наличие авторской постройки архитектора возле Липецка (ивановской колокольни), и, наконец, загадочное упоминание Бенуа о проекте церкви для «синьора Вельяминова». Невыясненным пока остается вопрос об архитекторе, осуществлявшем строительство храма и, возможно, внесшем корректировки в замысел Львова. Нельзя не заметить некоторого огрубления форм и деталей, всегда изысканно исполненных в авторских работах мастера.


Интерьер собора в Липецке


Двойной купол в интерьере собора в Липецке

Будылина, Брайцева и Харламова предполагали, что к липецкому строительству был причастен Адамини, поэтому чертежи Львова и оказались у его наследников. При этом никаких ссылок они не привели. Авторы недавнего серьезного исследования по храмам Липецка такой информацией не располагают, хотя и просмотрели большое количество архивных источников. Странно, что, отметив сходство колокольни в Ивановском с ее львовским аналогом в Арпачеве, они не стали рассматривать собор в контексте творчества зодчего. К сожалению, не известен пока и проект липецкого собора, возможно до сих пор хранящийся в г. Бигоньо. Впрочем, такая же недостаточность материалов наблюдается и по многим, как считается, бесспорным творениям Львова – храму в Прямухине или усадьбе в Знаменском-Райке.


Примечания:

1. На научной конференции, приуроченной к 250-летнему юбилею Н.А. Львова Г.М. Дмитриевой был сделан доклад, в котором на основании архивных данных утверждалось, что Львов родился не 4(15) марта 1751 г., как считалось ранее, а 4 мая 1753 г. См: Г.М. Дмитриева. Документы Государственного архива Тверской области о Н.А.Львове // Гений вкуса. Материалы научной конференции, посвященной творчеству Н.А. Львова. Тверь, 2001. С. 8-18.
2. Имеется в виду список чертежей Н.А. Львова, отданных С. Иванову для гравирования в 1791 г. Документ сохранился в РГИА (Ф. 37. Оп. 11. Е.х. 114. 1816. Л. 8-9). Он часто цитировался исследователями, но полностью опубликован только в кн: А.Б. Никитина. Архитектурное наследие Н.А. Львова. СПб., 2006. С. 498.
3. М.В. Будылина, О.И. Брайцева, А.М. Харламова. Архитектор Н.А. Львов. М., 1961.
4. А.В. Татаринов. Архитектурные работы Н.А. Львова. // Н.А. Львов. Избранные сочинения. Кельн, Веймар, Вена, СПб., 1994. С. 371-393.
5. А.Ю. Веселова. «…Мир, называемый Львовым»: к проблеме атрибуции архитектурных произведений Львова // Гений вкуса. Н.А. Львов. Материалы и исследования. Сб. 2. Тверь, 2001. С. 96—105.
6. А.Б. Никитина. Указ. Соч.
7. В книге выдвигается предположение об авторстве Львова в отношении усадебного храма в с. Вергуны на Полтавщине. Архитектура церкви анализируется в контексте других близких по типологии работ Львова: проекта Колыванской церкви и Никольской церкви в усадьбе Диканька. Я, полностью разделяя выводы автора монографии, счел возможным убрать этот пункт из собственного исследования.
8. Например, усадьбы в Ляличах, Горенках, Жерновке, Валуеве.
9. М.В. Будылина, О.И. Брайцева, А.М. Харламова. Указ. Соч. С. 14.
10. Бенуа А. Рассадник искусства (Лугано и его окрестности) // Старые годы. 1909. Апрель. С. 175.
11. См.: А.Б. Никитина. Указ. Соч. С. 101-102.
12. М.В. Будылина, О.И. Брайцева, А.М. Харламова. Указ. Соч. С. 14.
13. История собора изложена в кн.: А.Ю. Клоков, А.А. Найденов. Храмы и монастыри Липецкой епархии. Храмы Липецка. Липецк, 2006. С. 57-113.
14. О ней упоминают, ссылаясь на источники, авторы монографии 1961. См.: М.В. Будылина, О.И. Брайцева, А.М. Харламова. Указ. Соч. С. 14.

Продолжение следует...

Comments

( 4 comments — Leave a comment )
lada_n
May. 27th, 2009 08:01 pm (UTC)
мой любимый русский архитектор
alik2005
Jun. 6th, 2009 03:49 pm (UTC)
И один из моих любимых.
tokkot2
May. 8th, 2010 10:46 pm (UTC)
Липецк
Мой любимый город
a_nayd
Oct. 17th, 2010 06:39 pm (UTC)
Творчество Н.А. Львова
Уважаемый Андрей! Простите, что не знаю Вашего отчества. Если Вас интересует мнение автора упоминаемой Вами книги "Храмы Липецка", чуть продвинувшегося за последнее время в изучении Христорождественского собора г. Липецка и располагающего копиями проекта из архива Адамини, рад был бы обсудить этот вопрос с Вами. Тем более, что есть еще масса вопросов, связанных с памятниками архитектуры Липецкой области, которые, надеюсь, Вас заинтересуют.
мое мыло: korotch@yandex.ru
( 4 comments — Leave a comment )

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel